Ит инженер это – Профессия IT-специалист. Описание профессии IT-специалиста. Кто такой IT-специалист. . Описание профессии

Как выглядит рабочий день IT-инженера, если ты девушка / КРОК corporate blog / Habr

Привет!
Меня зовут Вика, и я работаю сервисным IT-инженером в КРОК, занимаюсь телефонией и критичными колл-центровыми решениями.


Иногда тонкие пальцы – это плюс

Сейчас лето, поэтому в офис иногда доезжаю от метро на лонгборде. Правда, пока только учусь.

Когда знакомые узнают, кто я и что делаю, сразу возникает куча вопросов начиная от «как там работается в большой компании?» и заканчивая «а как ты сервера таскаешь?». Постараюсь ответить ниже.

Вход в офис. Видно край специальной маршрутки, на которой от метро ездят остальные. Я тоже частенько ей пользуюсь.

Прохожу охрану. Попасть в офис можно либо по RFID-карте, либо по сканированию лица. Моё лицо есть в базе, но я хожу с картой – всё равно она понадобится для прохода на склад железа через пару минут:

Вот моё рабочее место (я уже подключила ноутбук, который принесла с собой). Надувной шарик – это чтобы спина была прямая. Кресло рядом – для тех, кто иногда сидит со мной:

Приехал сервер для Перми. Он тяжелый, поэтому я попросила коллегу Сережу вытащить его из коробки. Пока он будет стоять у нас в отделе, потом я подготовлю его и отправлю в Пермь. Возможно, поеду сама сопровождать установку, но пока непонятно.

Вот мои коллеги занимаются мониторингом и поддержкой систем заказчиков. Если что-то где-то случилось, запрос принимается и пересылается персональному сервисному инженеру конкретного заказчика, в каких-то случаях это я. Запрос приходит вне зависимости от времени суток и нужно починить в срок, указанный в SLA. Железка к ним не относится, эта линейная карта для коммутатора, скоро коллеги понесут её тестировать на предмет исправности.

Да! Я, кстати, далеко не единственная девушка-инженер, но всё же, надо признать, например, среди выездных аварийных инженеров в департаменте вычислительных систем почти все парни.

Вокруг лежат коробки и разное мелкое железо, которое нужно почти всегда:

Здесь видно один из тестовых телефонов – у нас прямо в кабинете сеть их, чтобы тестировать работу станции ip-телефонии, проверять железо для колл-центров и функциональность самих телефонов.

А ниже – железо, которое мой коллега повезёт на монтаж.

Рядом с моим рабочим местом:

Вот комната нашей группы технической поддержки телефонии и колл-центров. Сервер распакован, коллеги пошли на обед.

Но в комнате всегда должен остаться инженер, на которого может распределиться вызов от заказчика. Сейчас на дежурстве я.

Система приема вызовов в техподдержке

Кубков для складирования мелочевки, в отличие от парней-сервис инженеров ДВС из соседнего отдела, у нас нет. Зато у нас есть коллекция фигурок гномов из глины. А ещё мы договорились с коллегами привозить из путешествий открытки и выкладывать вдоль стены. Хотим заполнить весь периметр.

Еда и разное бытовое на работе

У нас есть столовая, где помимо обедов есть еще завтрак и ужин. Ужин подаётся в конце рабочего дня и до 10 вечера, для тех, кто работает в ночь он может быть завтраком, для остальных удобно, если не хочется готовить дома. Я тоже иногда на авралах его пробую.

Это не муж домой зовёт, а срабатывает система уведомлений для операторов колл-центра, над которой я сейчас работаю. Тоже тестовая.

Вот мой завтрак:

Вот столовая во время обеда:

Мы живём на 9 этаже, и как на всех этажах без зон специального доступа (у нас ЦОД в здании и несколько площадок для тестирования решений крупных производителей, плюс склады железа), в конце коридора есть кухня.

Вид из наших дверей:

Кофе на кухне. Вот этих белых чашек просто море, и их моет посудомоечная машина. Очень удобно:

Под столом у меня лежит разная обувь (на все случаи жизни — пятничная, для встреч и выездов, для хождения по офису):

Внизу есть тренажерный зал и душ. И там, и там я частый гость. Особенно удобно забежать в душ утром, после того, как прокатишься на борде.

Работа

Ноутбук надо носить с собой почти всегда. Мы обслуживаем несколько десятков колл-центров по всей стране по железу и софту. Включая банковские КЦ. Аварийные ситуации иногда случаются, и ноутбук очень помогает. Там сконфигурирован надёжный VPN-тоннель до непосредственно консолей управления. Основная ОС – Windows, но большая часть работы делается на виртуальных машинах в нашем ЦОДе, либо на серверах по стране.

Мы каждый день работаем с критичными для бизнеса заказчиков системами и оборудованием. Спокойные дни случаются, но не часто. Рабочий процесс заключается в тестировании нового или неисправного железа, администрированием софта заказчиков, анализе логов и обнаружении неисправностей, общении с вендорами. Иногда случаются аварийные ситуации, нужно оперативно реагировать, иногда готовить оборудование на замену, например, как сегодня с сервером. Часто идёт работа с документами на всё это. Потом это же подготовленное железо иногда приходится монтировать. Когда случаются дни поспокойнее, можно почитать какую-то учебную литературу, например.

Наш сервисный отдел оказывает поддержку по очень большому спектру систем традиционной телефонии и колл-центровых решений. Среди них система распределения вызовов, система поддержки автоматизированных рабочих мест операторов, система интерактивного речевого взаимодействия, система записи, система управления трудовыми ресурсами КЦ. Конечно, по каждой системе у нас есть выделенные специалисты, которые наиболее компетентны в той или иной области, но все инженеры так или иначе знакомы со всеми продуктами.

Плюс ещё одно подразделение занимается самой инфраструктурой, сетями передачи данных. Большинство коллег с огромным опытом работы, есть те, кто 15 лет уже работает только в этой сфере, причём все 15 лет – у нас в КРОКе.

Когда бываю на площадках заказчиков, снимать там по понятным причинам нельзя. Поэтому фото с внешних площадок тут не публикую. Но в целом могу сказать, что бывают отлично оборудованные серверные, а бывает, что с нашего железа иногда приходится снимать сантиметровый слой пыли.

Вот наш тестовый стенд в машзале. На нём мы проверяем железо, тестируем всё, обкатываем новые конфигурации, учим новеньких. На фото я готовлю плату медиа-ресурсов, без которой не будет работать ip-телефония у одного крупного заказчика. Такая плата стоит как неплохой автомобиль, поэтому лучше проверить до начала установки.

А это мы с коллегой развернулись в кафе в дороге:

И напоследок, вот, что я возьму на выезд к заказчику:

Книга – почитать в дороге. Телефон, отвёртка, внешний HDD, ключи от квартиры, RFID-пропуск в офис и на склад, косметичка (в ней есть ещё одна маленькая отвёртка), ноутбук, вот сегодня ещё кусок бумажной документации на оборудование и куча разной мелочи. Сумочка с учётом ноутбука получается увесистая.

Кто есть кто в ИТ? / НПО Криста corporate blog / Habr

На современном этапе развития промышленной разработки программного обеспечения можно наблюдать многообразие производственных ролей. Их число растет, классификация усложняется с каждым годом, и, естественно, усложняются процессы подбора специалистов и работы с кадровым потенциалом. Информационные технологии (ИТ) – это сфера высококвалифицированных трудовых ресурсов и кадрового дефицита. Здесь процесс выращивания кадров, необходимость планомерной работы с кадровым потенциалом бывают значительно эффективнее прямого подбора с помощью интернет-ресурсов.

В статье рассматриваются вопросы, актуальные для специалистов по работе с персоналом ИТ-компаний: причинно-следственные связи в эволюции производственных ролей, последствия неверного толкования содержания ролей для кадровой работы в целом, а также возможные варианты повышения эффективности подбора специалистов.

ИТ-производство для непосвященных


Кто есть кто в ИТ – эта тема для дискуссий на разных площадках. Она существует столько же, сколько вообще вся ИТ-индустрия, то есть с появления на потребительском рынке первых компаний-разработчиков софта в начале 90-х годов прошлого века. И столько же времени отсутствует единый взгляд на этот вопрос, что создает затруднения и снижает эффективность кадровой работы. Попробуем в нём разобраться.

Для меня тема производственных ролей в ИТ-сфере стала актуальна и интересна с момента моего прихода в ИТ-компанию. Мной было потрачено много времени и нервной энергии на то, чтобы разобраться в производственном процессе. Эти затраты превысили мои ожидания и затраты на адаптацию к процессам в других сферах: образовании, материальном производстве, малом бизнесе. У меня было понимание, что процессы сложны и непривычны, так как, в целом, человек более адаптирован к материальному миру, чем к виртуальному. Но было интуитивное сопротивление: казалось, что что-то тут не то, так не должно быть. Процесс адаптации занял, наверное, год, что, в моем понимании, просто космическая величина. В итоге у меня сложилось достаточно чёткое представление о ключевых ролях в ИТ-производстве.

В настоящее время я продолжаю работать над этой темой, но уже на другом уровне. В роли руководителя центра разработки ИТ-компании мне часто приходится общаться со студентами, преподавателями вузов, абитуриентами, школьниками и другими желающими поучаствовать в создании ИТ-продукта в целях продвижения бренда работодателя на рынке труда новой территории (г. Ярославль). Это общение дается непросто в силу низкой информированности собеседников о том, как организован процесс разработки программного обеспечения (ПО), и, как следствие, непонимания ими предмета беседы. Через 5 – 10 минут диалога перестаешь получать обратную связь и начинаешь чувствовать себя иностранцем, речь которого требует перевода. Как правило, среди собеседников находится кто-то, подводящий черту в диалоге и озвучивающий народный миф из 90-х: «Всё равно, все айтишники – программисты». Источники возникновения мифа таковы:

  • ИТ-отрасль бурно развивается, в этих условиях все основополагающие смыслы и принципы находятся на стадии формирования;
  • в условиях неопределенности существовать сложно, поэтому человек старается облегчить себе понимание неизвестного, создавая мифы;
  • человек более привычен к восприятию материального мира, нежели виртуального, в связи с чем ему сложно давать определение понятиям, находящимся за пределами его восприятия.

Попытки борьбы с этим мифом иногда напоминают бой с ветряными мельницами, поскольку есть несколько аспектов проблемы, нуждающихся в проработке. Кадровому специалисту необходимо, во-первых, иметь четкую картину производственных ролей в ИТ-компании в идеальном и реальном воплощении, во-вторых, понимать, как и когда может быть наиболее эффективно задействован внутренний ресурс компании, в-третьих, какие реальные методы помогут повысить информированность участников рынка труда и будут способствовать развитию бренда работодателя. Рассмотрим эти аспекты подробнее.

Жизненный цикл ПО как основа производственных ролей


Не секрет, что в целом все производственные роли в любой ИТ-компании имеют в качестве источника жизненный цикл программного обеспечения. Поэтому, если ставить концептуальную задачу договориться о единстве восприятия этого вопроса в рамках всей ИТ-отрасли, надо опираться именно на жизненный цикл ПО как на принимаемую и однозначно понимаемую всеми смысловую основу. Обсуждение конкретных вариантов реализации вопроса о производственных ролях лежит в плоскости нашего творческого отношения к жизненному циклу программного обеспечения.

Итак, рассмотрим этапы, которые включает в себя жизненный цикл ПО, на примере RUP-методологии. Они являются достаточно сформировавшимися звеньями в части содержания и терминологии. Производственный процесс всегда и везде начинается с бизнес-моделирования и формирования требований, а завершается (условно, конечно) консультированием пользователей и доработками программного обеспечения на основе «хотелок» пользователей.

Если совершить исторический экскурс в конец прошлого века (как известно, это был период «островковой автоматизации»), то можно увидеть, что всем процессом создания ПО занимался программист-разработчик. Здесь корни мифа о том, что каждый айтишник – это программист.

С усложнением производственных процессов, появлением интегрированных платформ и переходом к комплексной автоматизации предметных областей, с реинжинирингом бизнес-процессов становится неизбежным появление специализированных ролей, привязанных к этапам жизненного цикла. Вот так появляются аналитик, тестировщик и специалист техподдержки.

Многообразие должностей на примере роли аналитика


Аналитик (он же инженер-аналитик, он же постановщик, методолог, бизнес-аналитик, системный-аналитик и т.д.) помогает «подружиться» бизнес-задачам и технологиям их реализации. Описание постановки задачи для разработчика – так можно охарактеризовать основную функцию абстрактного аналитика. Он выступает связующим звеном между клиентом и разработчиком в процессах формирования требований, анализа и проектирования ПО. В реальных производственных условиях перечень функций аналитика определяется способом организации производства, квалификацией специалиста, спецификой моделируемой предметной области.

Часть аналитиков находится ближе к клиенту. Это бизнес-аналитики (Business Analyst). Они глубоко понимают бизнес-процессы предметной области и сами являются экспертами автоматизируемых процессов. Очень важно наличие таких специалистов в штате предприятия, особенно при автоматизации методологически сложных предметных областей. В частности, для нас как автоматизаторов бюджетного процесса государства просто необходимо, чтобы среди аналитиков были эксперты предметной области. Это высококвалифицированные сотрудники с хорошим финансово-экономическим образованием и опытом работы в финансовых органах, желательно в роли ведущих специалистов. Крайне важен опыт работы не в ИТ-сфере, а именно в предметной области.

Другая часть аналитиков более приближена к разработчикам. Это системные аналитики (System Analyst). Их основная задача — выявление, систематизация и анализ требований клиента на предмет возможности их удовлетворения, подготовка технических заданий и описание постановок задачи. Они разбираются не только в бизнес-процессах, но и в информационных технологиях, хорошо представляют возможности поставляемого клиенту программного обеспечения, обладают навыками проектирования и, соответственно, понимают, как лучше донести разработчику интересы клиента. Эти сотрудники обязательно имеют образование в сфере ИКТ и инженерно-технический склад ума, желательно — опыт работы в ИТ. При подборе таких специалистов явным плюсом будет наличие навыков проектирования с использованием современных инструментов.

Еще одна разновидность аналитиков – технические писатели (Technical Writer). Они занимаются документированием в рамках процессов разработки программного обеспечения, готовят руководства пользователя и администратора, технологические инструкции, обучающие видеоматериалы и т.д. Их основаная задача – суметь донести до пользователей и других заинтересованных лиц информацию о работе программы, описать технически сложные вещи лаконично и понятно. Технические писатели, в своей массе, прекрасно владеют русским языком, при этом имеют техническое образование и аналитический склад ума. Для таких специалистов наибольшее значение имеют навыки составления понятных, грамотных, подробных технических текстов в соответствии со стандартами, а также знания и владение инструментами документирования.

Таким образом, мы видим одну и ту же роль (и, кстати, должность в штатном расписании) – аналитик, но в разных ее конкретно-прикладных воплощениях. Поиск специалистов для каждого из них имеет свои особенности. Важно знать, что эти разновидности аналитиков должны обладать зачастую несовместимыми в одном человеке навыками и знаниями. Один – гуманитарий, склонный к аналитической работе с большими объемами текстовых документов, с развитой речью и коммуникабельностью, другой – «технарь» с инженерным мышлением и интересами в сфере ИТ.

Берём со стороны или растим?


Для крупного представителя ИТ-индустрии эффективность прямого подбора с интернет-ресурсов снижается по мере роста проектов. Происходит это, в частности, по следующим причинам: невозможна быстрая адаптация к сложным процессам внутри компании, скорость освоения специфических инструментов оказывается ниже скорости развития проекта. Поэтому HR-специалисту важно знать не только кого искать снаружи, но и как можно задействовать внутренние ресурсы компании, из кого и как вырастить специалиста.

Для бизнес-аналитиков очень важен опыт работы внутри реальных процессов предметной области, поэтому их подбор «со стороны» более эффективен, нежели выращивание внутри компании. При этом HR-специалисту важно знать перечень организаций, которые могут быть источниками этого кадрового ресурса, и при подборе сосредоточиваться на поиске резюме из них.

Для закрытия таких вакансий, как системный аналитик и архитектор ПО, напротив, процесс подготовки кадров внутри компании имеет огромное значение. Эти специалисты должен сформироваться в условиях действующей производственной среды и специфики конкретной организации. Системные аналитики (System Analyst) развиваются из бизнес-аналитиков (Business Analyst), технических писателей (Technical Writer) и инженеров техподдержки (Technical Support Engineer). Архитекторы ПО (Software Architect) — из проектировщиков (System Designer) и разработчиков ПО (Software Developer) по мере накопления опыта и расширения кругозора. Это обстоятельство позволяет HR-специалисту эффективно задействовать внутренние ресурсы компании.

Пересечение, объединение и эволюция производственных ролей


Есть еще один непростой с точки зрения реализации в производственном процессе вопрос – установление четких границ между ролями. На первый взгляд может показаться, что все очевидно: закончилось внедрение, подписали документы о вводе программного обеспечения в промышленную эксплуатацию и передали все в техподдержку. Все верно, однако часто возникают ситуации, когда клиент, по привычке находясь в тесном контакте с аналитиком и видя в нем «палочку-выручалочку», продолжает активно общаться с ним, несмотря на то, что и система уже внедрена, и формально идет этап сопровождения. Однако, с точки зрения клиента, кто же лучше и быстрее, чем аналитик, который вместе с ним ставил задачу, ответит на вопросы по работе с системой. И вот здесь встает вопрос о частичном дублировании ролей инженера техподдержки и аналитика. С течением времени все налаживается, клиент привыкает общаться со службой техподдержки, но в самом начале эксплуатации ПО такой «внутренний переход» не всегда получается выполнить без стрессов с обеих сторон.

Пересечение ролей аналитика и инженера техподдержки возникает еще и тогда, когда поток требований на разработку идет в рамках этапа сопровождения. Возвращаясь к жизненному циклу ПО, мы видим несоответствие реальных производственных условий и формальных установок на то, что анализ требований и постановка задачи могут быть выполнены исключительно аналитиком. Специалисту по кадровой работе, безусловно, надо понимать идеальную картину ролей в рамках жизненного цикла ПО, они имеют четкие границы. Но в то же время обязательно следует иметь в виду, что возможно пересечение. При оценке знаний и навыков соискателя следует обращать внимание на наличие смежного опыта, то есть при поиске инженеров техподдержки вполне могут быть рассмотрены кандидаты с опытом аналитика и наоборот.

Помимо пересечения часто наблюдается объединение производственных ролей. Например, бизнес-аналитик и технический писатель могут существовать в одном лице. Наличие архитектора ПО (Software Architect) обязательно в крупной промышленной разработке, в то время как совсем небольшие проекты могут обойтись без этой роли: там функции архитектора выполняют разработчики (Software Developer).

Смена исторических периодов в подходах и технологиях разработки неизбежно приводит к тому, что жизненный цикл ПО тоже эволюционирует. Глобально, конечно, основные его этапы остаются неизменными, но происходит их детализация. Например, с переходом на Web-решения и ростом возможностей удаленной настройки появилась роль специалиста по настройке ПО. На раннем историческом этапе это были внедренцы, то есть инженеры, которые большую часть рабочего времени проводили на рабочих местах клиентов. Возросшие объемы и сложность ПО привели к появлению роли архитектора ПО (Software Architect). Требования к ускорению выпуска версий и повышению качества ПО способствовали развитию автоматизированного тестирования и появлению новой роли – QA-инженера (Quality Assurance Engineer) и т.д. Эволюция ролей на всех этапах организации производственного процесса значительным образом связана с развитием методов, технологий и инструментов.

Итак, мы рассмотрели некоторые интересные моменты, касающиеся распределения производственных ролей внутри компании-разработчика ПО в контексте жизненного цикла ПО. Очевидно, что это взгляд изнутри, который специфичен для каждой компании. Для нас всех как участников рынка труда ИТ-отрасли и ответственных за продвижение бренда работодателя особенно важен будет и взгляд снаружи. И вот здесь существует большая проблема не только в поиске смыслов, но и в донесении этой информации до целевой аудитории.

Чем плох «зоопарк» ИТ-должностей?


Путаница в сознании HR-специалистов, организаторов производства и многообразие подходов приводят к очень широкому разнообразию, прямо «зоопарку» ИТ-должностей. Опыт собеседований и просто профессиональных контактов показывает, что часто у людей не бывает однозначного понимания смысловой нагрузки, которая должна следовать из названия должностей. Например, в нашей организации должности, включающие понятие «инженер-аналитик», предполагают, что это постановщик задач. Однако оказывается, что не везде это так: есть организации-разработчики, где инженер-аналитик – это внедренец. Совсем другое понимание, согласитесь?

Во-первых, «зоопарк» ИТ-должностей, несомненно, снижает эффективность подбора персонала. Каждый работодатель при развитии и продвижении своего бренда хочет в краткой форме донести все смыслы, которые существуют в его производстве. И если он сам зачастую не может четко сказать, кто есть кто, естественно, что он будет транслировать во внешнюю среду неопределённость.

Во-вторых, «зоопарк» ИТ-должностей создает огромные проблемы при подготовке и развитии ИТ-кадров. Каждая серьезная ИТ-компания, нацеленная на то, чтобы формировать и развивать кадровый потенциал, а не просто «доить» работные сайты, рано или чуть позднее встречается с необходимостью взаимодействия с учебными заведениями. Для высококвалифицированных ИТ-кадров, это сегмент вузов, притом лучших, как минимум находящихся в рейтинге ТОП-100.

Проблема интеграции с вузами при выстраивании непрерывного процесса подготовки ИТ-специалистов состоит примерно наполовину в отсутствии у вузов понимания того, кто есть кто внутри ИТ-компании. Они имеют об этом очень поверхностное представление. Как правило, у вузов есть несколько специальностей со словом «информатика» в названиях, и часто бывает так, что при проведении ими приемной кампании опора делается на тезис о том, что все специальности по сути про одно и то же. И это выглядит так же, как если опираться на народный миф о том, что все айтишники – программисты.

Опыт нашего тесного сотрудничества с вузами показывает, что специальность «Прикладная информатика (по отраслям)» поставляет нам кадры для отделов методологии и техподдержки, но никак не разработки. В то время как «Фундаментальная информатика», «Программная инженерия» готовят отличный кадровый ресурс для разработчиков. Чтобы не направить абитуриента изначально по непригодному для него пути, необходимо «рассеивать туман», который окружает ИТ-производство.

Можно ли привести всё к общему знаменателю?


Можно ли унифицировать производственные роли и прийти к единому пониманию их изнутри и снаружи компании?

Конечно, можно и нужно, потому что накопленный коллективный опыт всех предприятий-разработчиков демонстрирует наличие общих, объединяющих концепций организации производственного процесса. Это следствие того, что все-таки есть однозначно всеми трактуемое понятие жизненного цикла ПО, и вновь появляющиеся производственные роли (DataScientist, QA-Engineer, MachineLearning Engineer и т.д.) являются следствием уточнения и развития жизненного цикла ПО как такового, происходящих с совершенствованием технологий и инструментов, а также с развитием и укрупнением бизнес-задач.

В то же время, затруднительно унифицировать производственные роли, потому что ИТ – одна из самых молодых и бурно развивающихся отраслей экономики. В некотором смысле это хаос, из которого возникла вселенная. Четкая организационная структура здесь невозможна и неуместна, потому что ИТ – это интеллектуальная, но очень творческая сфера. С одной стороны, айтишник – это «физик»-интеллектуал с развитым алгоритмическим и математическим мышлением, с другой стороны, это «лирик»-творец, носитель и продвигатель идей. Он так же, как и художник, не имеет четкого плана написания картины, не может разложить образ на части, так как последний перестанет существовать. Он повелитель информационных процессов, которые сами по себе абстрактны, неосязаемы, трудноизмеримы, но стремительны.

Пути построения эффективной кадровой работы в ИТ-производстве


Итак, что важно знать HR-специалисту для построения эффективной кадровой работы в условиях многообразия ролей ИТ-производства.

Во-первых, любой специалист по кадрам ИТ-компании должен иметь представление о той ситуации, которая характерна именно для его предприятия: кто и чем занимается, кто и как называется, и главное – какой смысл вкладывается в эти роли в условиях конкретного производства.

Во-вторых, HR-специалист должен иметь гибкое представление о производственных ролях. То есть изначально у него формируется о них идеальное понимание, которое позволяет ему самому разобраться во всем. Затем обязательно должна быть реальная картина производства: где и в чем роли пересекаются, объединяются, какое восприятие этих ролей существует у производственных руководителей. Сложность для кадрового специалиста состоит в том, чтобы совместить в сознании реальную и идеальную ситуации, не пытаться насильно перестраивать процессы под идеальное их понимание, а помогать производству в удовлетворении потребности в ресурсах.

В-третьих, обязательно следует иметь представление о возможных траекториях развития тех или иных специалистов: в каком случае может быть эффективен внешний подбор, а когда лучше вырастить сотрудника в своем коллективе, предоставив ему возможности для развития, какие качества кандидатов позволят им развиваться в конкретном направлении, какие из качеств не могут быть совместимы в одном человеке, что изначально важно для выбора траектории развития.

В-четвертых, вернемся к тезису о том, что ИТ – это сфера высококвалифицированных кадров, где для более эффективной кадровой работы неизбежна ранняя интеграция с вузовской образовательной средой. В этой ситуации каждый HR-специалист должен развивать не только навыки прямого поиска, работы с анкетами и интервьюирования, но и обязательно ориентироваться в среде вузовской подготовки специалистов: какие вузы готовят кадры для компании, какие специальности внутри конкретных вузов закрывают кадровые потребности, и, что важно, кто за этим стоит, кто руководит и осуществляет подготовку специалистов в вузах.

Таким образом, если целенаправленно развенчивать миф о том, что все айтишники – это программисты, необходимо проделать целый ряд шагов в этом направлении и обратить особое внимание на наши вузы, где закладываются основы восприятия будущей профессии. Другими словами, нужно постоянное взаимодействие с образовательной средой, например, с использованием современного формата совместной работы в коворкинг-центрах, «точках кипения», участия в образовательных интенсивах. Это позволит разрушить неверные представления об ИТ-предприятии, повысит эффективность кадровой работы и создаст условия для совместной деятельности при подготовке разных специалистов нашей отрасли.

Выражаю благодарность коллегам, принявшим участие в подготовке и поддержке актуальности этой статьи: Валентине Вершининой и Юрию Крупину.

Профессия будущего: ИТ-инженер

Несмотря на экономические сложности, информационные технологии остаются одной из самых привлекательных и перспективных сфер для специалистов. Рынок ИТ включает в себя три основных сегмента: аппаратные средства, программное обеспечение и ИТ-услуги. Если раньше большая часть расходов приходилась на так называемое «железо», то сейчас, по мнению экспертов, эта доля будет сокращаться в пользу ИТ-услуг и софта. В связи с этим растёт потребность в квалифицированных кадрах, а именно в ИТ-инженерах. В чём же заключается специфика этой «профессии будущего», какими навыками должен обладать специалист, и как можно удержать ценный кадр?

При слове «ИТ-инженер» сразу возникает целый ряд вопросов: кто он, что делает, чем отличается от обычного инженера?

Если говорить в общем, то обычный инженер решает практические задачи, используя научные знания, в то время, как ИТ-инженер справляется с ними при помощи разработки и проектирования программ. При этом программы могут различаться по своим функциям. Например, использоваться для общения, развлечений или для серьезных научных исследований и вычислений. Помимо разработки и написания кода программы, ИТ-инженер выполняет подготовку её запуска, разрабатывает компонентные и модульные тесты, устраняет ошибки на разных этапах работы программы.

Квалифицированный ИТ-инженер должен соответствовать целому ряду требований. Во-первых, знать несколько языков программирования, например, Java, Python, Scala и т.д. Во-вторых, хорошо понимать алгоритмы и структуры данных, уметь писать грамотные коды, знать многопоточное программирование. Ещё одно обязательное профессиональное качество – знание иностранных языков, прежде всего английского. Наконец, ИТ-инженер должен стремиться всё время узнавать что-то новое, самообразовываться. Например, мы при знакомстве с кандидатом оцениваем не только его технические навыки, но и то, насколько человек гибок, самостоятелен при принятии решений, обладает ли лидерскими качествами и умением убеждать.

Естественно, что такому ценному сотруднику, как ИТ-инженер, необходима грамотно выстроенная система мотивации. На первый взгляд его желания достаточно стандартны: специалист обращает внимание на размер заработной платы, возможность повышения квалификации, участие в интересных проектах, и, наконец, наличие авторитетных и квалифицированных профессионалов в команде. Однако специфика ИТ-инженеров заключается в том, что они больше других сотрудников обращают внимание на то, насколько интересен проект, над которым они будут трудиться. Им важно не только выполнить поставленную задачу, но и поработать с профессионалами, научиться чему-то новому. В связи с этим, необходимо сфокусироваться не только на удовлетворении их материальных потребностей, но и помочь в самореализации. Достичь этого можно не только при помощи командной работы над проектами, но и через участие инженеров в научных конференциях и в других публичных мероприятиях.

Например, инженер нашего Центра помимо написания программы обсуждает новые проекты с заказчиками, участвует в круглых столах, выступает на выставках с презентациями новых технологий, занимается научно-исследовательской деятельностью. Кроме того, особенность наших специалистов заключается ещё и в том, что зачастую они решают задачи, которые раньше никогда никем не решались – это требует более серьезной работы и анализа. Например, инженеры Московского центра ЕМС разрабатывали решения для применения в медицине: создали платформу, которая облегчает поиск мутаций и гибридных генов для совместного проекта с Академическим университетом РАН, решение для диагностики у новорожденных тяжелых наследственных заболеваний при помощи технологии секвенирования генома в рамках проекта с Parseq Lab и т.д.

Только так сотрудник может полностью раскрыть свой потенциал и проявить индивидуальные способности. Более того, инженеры ЕМС обладают свободой принимать самостоятельные решения при работе над проектом, что только способствует удовлетворению потребности в самореализации.

Сегодня профессия ИТ-инженера как никогда востребована на рынке труда. О популярности этого направления говорит большое количество новых образовательных программ и проектов в школах и высших учебных заведениях, открытие исследовательских центров и интерес государственного сектора к этой специализации. Найти опытного и квалифицированного ИТ-инженера непросто, однако даже в период кризиса не стоит экономить на таких специалистах, ведь за ними будущее не только отдельно взятой компании, но и всей индустрии, которая вполне может стать основной точкой роста экономики.


Андрей Пахомов

Руководитель отдела разработки R&D центра ЕМС по большим данным и облачным технологиям в Сколково.


ожидания VS реальность / Softline corporate blog / Habr

Привет, Хабр.

Меня зовут Анна Лисовская, я ИТ-архитектор департамента развития корпоративных продаж. Идею этого поста мне подсказал бывший сокурсник, которому внезапно стало скучно в разработке. В один прекрасный день он решил, что больше не хочет писать код, начал искать возможности для развития в смежных ИТ-областях и атаковал меня вопросами об особенностях работы ИТ-архитекторов. Из беседы стало ясно, что даже коллеги-айтишники слабо представляют себе сложности и особенности профессии ИТ-архитектора. Не исключено, что заблуждения, в которых пребывал мой бывший сокурсник, достаточно расхожи.

Я собрала свой опыт и опыт коллег в пост в формате «ожидание/реальность». Такой формат мне видится наиболее полезным с точки зрения работы с ожиданиями относительно профессии ИТ-архитектора – часто среди айтишников эти ожидания либо не совсем верны, либо завышены. Много тонких моментов становятся очевидны только при полном погружении в профессию. Лучше узнать о них «на берегу» и поразмышлять, сможете ли вы с ними мириться. Хочется думать, что мои заметки будут полезными для других айтишников, которые намереваются переквалифицироваться в ИТ-архитекторы.


Ожидание: чтобы стать успешным ИТ-архитектором, нужно хорошо знать «железо» и софт.
Реальность: работа ИТ-архитектора – это в основном people management.

За ИТ-архитекторами в головах представителей других айтишных профессий почему-то закрепился образ интровертов, которые легко цитируют документацию, досконально знают, как работает то или иное программное и аппаратное обеспечение, и целыми днями рисуют конфигурации ИТ-систем. Это верно лишь отчасти. ИТ-архитектор действительно обладает широчайшим кругозором, хорошо знает, как работают софт и оборудование, но главным скиллом в его профессии является people management. ИТ-архитектор должен иметь навыки или хотя бы задатки управления командой, поскольку именно он собирает на проект специалистов самых разных направлений. Держа в голове архитектуру проекта, он ставит задачи конкретным специалистам, следит за качеством и сроками исполнения тех или иных работ и в конечном счете отвечает за то, чтобы вся команда выполнила задачу, поставленную бизнес-заказчиком. При этом ИТ-архитектор должен очень хорошо уметь говорить с бизнесом на его языке. И при представлении своего видения той или иной ИТ-системы должен обращать внимание не только на технологическую красоту и изящество решения в целом, но и подчеркивать его экономическую целесообразность.

Ожидание: любого технического образования достаточно для работы ИТ-архитектором.
Реальность: базового образования, как правило, не хватает; учиться нужно постоянно.

Глупо отрицать, что техническое образование – это база практически для каждой ИТ-профессии. Но так же не слишком дальновидно утверждать, что диплома любого технического вуза хватит на освоение профессии ИТ-архитектора. Ни один российский вуз не выпускает готовых специалистов по данному профилю. Например, я училась в петербургском Политехе на радиофизическом факультете. Это здорово помогло на заре карьеры, когда я работала техническим ассистентом по продаже оборудования Cisco. Бэкграунд инженера-физика помог понимать процессы, на основе которых работает современное коммуникационное «железо». Благодаря этой форе в виде знаний по предметной области мне было легче, чем коллегам-новичкам. Вместе с тем, я достаточно быстро поняла, что даже фундаментального образования радиофизика мне мало, и приняла решение получить второе высшее по своему тогдашнему профилю – по сетям. Меня повысили до системного инженера, допустили к оборудованию и стали привлекать на встречи с вендорами и клиентами. Собственно, с того момента и началось самое интересное. Я много работала непосредственно с «железками», настраивала сетевое и серверное оборудование, привыкала общаться с заказчиками, постепенно понимала, как устроен ИТ-бизнес, как строится взаимодействие с вендорами и дистрибьюторами.

Не берусь утверждать, что мой вариант восхождения по «лестнице знаний» единственно верный. Среди коллег из числа ИТ-архитекторов есть специалисты, которые начинали вчерашними выпускниками университетов, а затем всё глубже погружались в предметную область. Узнать больше им помогали вендорские курсы и сертификации, курсы учебных центров, семинары и другие образовательные мероприятия. Но вне зависимости от того, какой способ развития выбран, ИТ-архитектор учится практически постоянно. Нужно быть готовым инвестировать в это обучение как минимум свое время, как максимум – и время, и деньги. Например, среди моих знакомых есть человек, который в прошлом был прожженным гуманитарием — он выпускник философского факультета СПбГУ. В свое время поставил себе цель стать ИТ-архитектором. На это он потратил несколько лет своей жизни — получил высшее техническое образование, дополнительно «прокачал» свои навыки на вендорских курсах и сейчас работает на позиции ИТ-архитектора в крупном центре обработки данных.

Ожидание: необходимые знания можно добрать самостоятельно – все есть в интернете.
Реальность: нужно знать, какие знания добирать; самых ценных знаний в открытом доступе нет.

Фактор самообразования в профессии ИТ-архитектора начинает работать, когда ты сталкиваешься с конкретной проблемой в рамках конкретного проекта. Даже в рамках одной информационной системы конкретную проблему можно решить по-разному. Поэтому даже если кто-то аналогичную проблему уже решал, совсем не факт, что это решение окажется подходящим для проекта, которым занимаетесь вы. По этому принципу строится общение на тематических площадках в Интернете. Специалисты сначала сталкиваются с проблемами, пишут о них на форуме. А их коллеги уже рекомендуют возможные решения исходя из конкретных условий: посмотри это, подкрути то, почитай здесь и т.д. «Волшебных таблеток», подходящих для каждой системы, просто нет.

Также у некоторых вендоров невозможно получить техническую информацию по другим каналам, кроме официального обучения. Такой информации нет в интернете. Ее нельзя где-либо купить.

Ожидание: быть архитектором в компании-вендоре лучше, чем работать с заказчиками.
Реальность: развитие идет быстрее, если работаешь на разноплановых проектах.

Конечно, трудиться ИТ-архитектором в вендоре престижно. Мощный соцпакет, размеренный рабочий график и отсутствие постоянной «гонки» способствуют погружению в особенности конкретного решения. Для этого требуются вполне конкретные качества — здоровая дотошность, усидчивость, умение правильно преподнести лучшие качества решения конкретному клиенту в формате презентации или публичного выступления. Да, эти качества сделают из вас профессионала, но, на мой взгляд, работа ИТ-архитектором в провайдере или интеграторе существенно быстрее повысит вашу экспертизу и профессиональный уровень в целом. Работа на разных проектах расширяет технический кругозор, приучает к общению с самыми разными людьми и учит искать решения, оптимальные для всех сторон, задействованных в процессе.

Если мы говорим про архитектора в заказчике, то от него в значительной степени требуется умение убеждать в необходимости преобразований ИТ-инфраструктуры таких «сложных» людей, как генеральный и финансовый директора. В их картине мира ИТ – это служба, которая тратит деньги. Часто, чтобы объяснить необходимость финансирования проекта, ИТ-архитекторы со стороны заказчика, вендора и интегратора объединяют усилия и продумывают аргументацию вплоть до конкретных формулировок. По своему опыту могу сказать, что пара таких совместных мозговых штурмов помогла намного лучше понять основные закономерности, по которым функционируют механизмы принятия решений в российских компаниях.

Ожидание: программист легко может переквалифицироваться в ИТ-архитектора.
Реальность: у системного инженера больше шансов начать новую карьеру.

На мой взгляд, более благоприятные начальные условия построить карьеру ИТ-архитектора у системных инженеров. Они лучше представляют, как работает оборудование, они сами все настраивали, у них есть опыт ликвидации всевозможных сбоев. У инженеров не всегда может хватать теоретической базы, но благодаря опыту они быстрее эту базу нагонят. На втором месте – разработчики. Толковый программист действительно может стать архитектором по ПО – особенно если такой программист принимал участие в создании больших информационных систем и понимает их логику. А дальше он просто берет навыки построения ЛВС, вычислительной инфраструктуры, систем хранения данных и пр. Еще сложнее переквалифицироваться в ИТ-архитекторы из пресейлов. Пресейл более-менее знает теорию, но с оборудованием он знаком по верхам, поскольку не «крутил» его настройки руками и не устранял причины сбоев и не пытался понять природу их возникновения.

Ожидание: труд ИТ-архитектора – это постоянный креатив.
Реальность: рутины хватает, особенно бумажной работы.

Часто будущие архитекторы думают, что их работа состоит исключительно из проработки решений и построений систем, но это не так. Рутины более чем достаточно, и связана она не в последнюю очередь с подготовкой документации по проектам. Впрочем, основную часть такой работы можно поручить команде, а самому проконтролировать ее качество документов и свести их воедино. Как видим, people management всплывает и здесь.

Ожидание: ИТ-архитектор может развиваться только как эксперт в технологиях.
Реальность: все зависит только от вас. Вырасти можно в абсолютно любом качестве.

ИТ-архитектор – универсальный специалист, который хорошо знает ИТ-оборудование и программное обеспечение, и наряду с этих обладает компетенциями менеджера. Это дает, пожалуй, самые широкие возможности для карьерного роста среди всех ИТ-специальностей. Ты можешь расти как технический эксперт, нарабатывать специализацию и в конечном итоге стать одним из лучших специалистов в своей предметной области. Либо ты можешь развиваться как управленец – как минимум стать менеджером проектов, а как максимум — директором по ИТ в заказчике. Особенно если заказчик как раз в данный момент подыскивает ИТ-директора под стратегическую задачу модернизации инфраструктуры. Словом, даже если в один прекрасный день вы поймете, что не хотите быть ИТ-архитектором, ваш многогранный опыт с одинаковым успехом позволит стать и крутым экспертом в технологиях, и выполнять административные функции.

Ожидание: ИТ-архитектор – профессия, где удачно балансируются работа и время для жизни.
Реальность: рабочий день с 9 до 18 – не про системного архитектора; работа достаточно стрессовая.

ИТ-архитектор – это центральный персонаж при создании информационных систем. Именно от архитектора зависит, состоится ли проект, заработает ли на этом проекте компания. В этом смысле груз ответственности нередко давит – особенно когда заказчик ставит сжатые сроки, и ты просто не имеешь права подвести проектную команду. Пример из жизни: на часах 10 утра, рабочий день только начался. Звонит представитель заказчика и просит коммерческое предложение к полудню. Или аналогичное обращение прибывает в 21:00, и уже к утру клиент просит прикинуть, сколько будет стоить оборудование для развертывания ИТ-системы. Я выкручиваюсь – звоню своим людям в дистрибьюторах и вендорах, прошу быстро выдать мне стоимость решения. Многое, если не всё, помогают решить нормально выстроенные отношения. Коллеги не подводят, но жесткие рамки, в которые часто ставят заказчики, — дополнительный источник стресса.

Заключение

Интерес к профессии ИТ-архитектора со стороны разработчиков и представителей других айтишных специальностей подкрепляется неплохой зарплатой. Но эта работа подойдет не всем. Она не для вас, если:

  1. Вам не очень нравится нести ответственность не только за себя, но и за того парня.
  2. Вы считаете, что ваша доступность по телефону или по электронной почте должна быть ограничена рамками рабочего дня.
  3. Вы не слишком любите людей и не хотите искать к ним подход, чтобы достигать своих целей.
  4. Перспектива готовить или проверять проектную документацию вызывает у вас зевоту.
  5. Вы с трудом ладите с «Пауэр Поинтом» и не слишком в восторге от того, что вам нужно выступать перед клиентами.
  6. Вы считаете себя самым компетентным специалистом и не считаете нужным объяснять что-либо тому, кто с вами не согласен.

Если у вас нет вышеперечисленных особенностей характера, но при этом есть желание развиваться, становиться лучше и осваивать новые предметные области, то добро пожаловать в ряды ИТ-архитекторов. Возможно, кое-какие детали остались за рамками поста. Пишите вопросы в комментариях, я постараюсь ответить.

Анна Лисовская, ИТ-архитектор департамента развития корпоративных продаж группы компаний Softline.

Герой нашего времени — IT-инженер

16.05.2011

Современные тенденции развития мира, качественный переход на новые технологии и многие др. факторы отлично иллюстрируют тот факт, что в XXI веке наиболее востребованными являются различного рода микротехнологии. В последнее десятилетие активно развиваются нанотехнологии, биотехнологии и, безусловно, информационные технологии. На их примере каждый может сделать вывод, насколько далеко шагнула наука.

В отличие от достижений нано- и биотехнологий, с которыми знаком пока еще довольно узкий круг людей, достижения в сфере информационных технологий доступны практически каждому. Они входят в нашу жизнь, к примеру, через компьютерные и сотовые системы. Даже государство, в стремлении повысить эффективность своей работы и уровень безопасности граждан, привносит в нашу жизнь новейшие достижения информационных технологий. Эти факты доказывают, что наиболее востребованной профессией в XXI веке будет инженер в сфере IT.

Области применения профессиональных знаний и умений инженера в сфере информационных технологий крайне разнообразны — от государственного управления до индустрии развлечений. Пожалуй, большинство из нас знают нашумевшую историю Марка Цукерберга, создателя знаменитой социальной сети Facebook. Это отличный пример талантливого и успешного инженера в сфере IT. Множество талантливых IT-инженеров работает в крупнейших компаниях сотовой связи, компаниях-разработчиках компьютерных систем и программного обеспечения, в космической и военной отраслях и т.д.

Инженер в сфере информационных технологий должен быть готов к постоянному самообучению, к анализу большого количества информации и обладать немалой долей креативности. Как известно, большинство революционных новинок появляется благодаря молодым специалистам, которые умеют использовать новые методы работы, находить нестандартные применения для вполне привычных вещей, да и вообще на все смотрят под своим углом. Еще очень важно в сфере информационных технологий, впрочем, как и в любой другой инновационной сфере, не боятся пробовать, рассматривать самые различные варианты, а порой и ошибаться.

Для того чтобы выстроить успешную карьеру, инженер в сфере информационных технологий еще во время получения высшего образования должен найти для себя определенные профессиональные задачи и пребывать в поиске их решений. Кстати, тот же вуз дает широкие возможности для научной деятельности, а без науки нам сложно представить какие-либо инновации. Но тут важно помнить, что инженер в сфере информационных технологий — это практик, и судят об эффективности его труда в основном по практическому результату. Любая научная теоретическая работа должна быть лишь базой для последующих инновационных разработок, имеющих практическое применение.

Наш мир постоянно развивается и человечество вынужденно приспосабливаться к этому. Большинство инновационных технологий призваны улучшать человеческую жизнь. Информационные технологии, в частности, открывают перед нами множество новых возможностей. К примеру, предоставляют доступ к современным каналам информации и коммуникации, позволяют человеку своевременно и эффективно приспосабливаться к новому темпу жизни, который с каждым годом становится лишь быстрее, дает возможность успешно ориентироваться и в пространстве, и в том потоке информации, который существует сейчас, и т.д. Вот почему информационные технологии сегодня так востребованы, а IT-инженеры имеют все шансы построить успешную карьеру.


Балтийский государственный технический университет «Военмех» им. Д.Ф. Устинова

ГлавCправ. 2011

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о