Любовная зависимость православие: Путь к свободе начинается с осознания своего рабства (+ВИДЕО) / Православие.Ru – О любовной зависимости — православная социальная сеть «Елицы»

Содержание

О любовной зависимости — православная социальная сеть «Елицы»


Михаил Игоревич Хасьминский

Благодарю Ольгу Покалюхину за огромную помощь в подготовке этого материала

Начнем с того, что человек по своей природе – существо зависимое. Сама потребность зависеть от кого-то заложена в нас уже с рождения, и сопровождает нас на протяжении всей жизни. Это происходит в силу того, что человек – существо социальное; склонность к завсисимости – это прямое следствие нашей социальности. В наиболее общих чертах, зависимость от кого-либо можно рассматривать как некую связь с этим человеком. В определенной степени любой человек связан с другими людьми и с различными жизненными явлениями, а значит, в какой-то мере зависим от них, и это вполне естественно.

Итак, мы от природы зависимы. И вопрос не в том, как изменить эту природу, как перестать быть зависимым. Вопрос в следующем: раз уж мы все равно зависимы, и не можем стать полностью независимыми, то, может быть, у нас есть шанс хотя бы выбрать тот «объект», от которого зависим – выбрать так, чтобы жить счастливо??

Посмотрим, что происходит, если мы впадаем в зависимость от людей, вещей, обстоятельств и т.п. Подобная психологическая зависимость аналогична наркотической. Пока человек не начал употреблять наркотик, он живет, условно говоря, более или менее «хорошо». Употребляя наркотик первый, второй раз, он получает от него удовольствие, «кайф», впадает в эйфорию. Достаточно скоро человек начинает привыкать к наркотику, и для достижения того же состояния кайфа ему требуется все большая и большая доза… Спустя некое довольно непродолжительное время организм адаптируется к наркотику настолько, что перестает испытывать эйфорию даже при значительной дозе. Теперь человеку требуется наркотик не для кайфа, а просто для того, чтобы нормально себя чувствовать; организм уже не может функционировать на адекватном уровне без очередной дозы – без нее ему просто плохо, начинается ломка.

То же самое происходит и в случае психологической зависимости. До встречи с партнером человек живет вполне разнообразной жизнью, имеет широкий круг общения, ряд интересов, в общем-то всем доволен. И вот начинаются новые отношения: первое время человек пребывает в почти непреходящем экстазе, парит в облаках от счастья. На данном этапе он слепо отдается своим чувствам – не видит ни недостатков партнера, ни реального к себе отношения с его стороны. Но постепенно человек прозревает: тот, кто казался ему идеальным, перестает быть таковым. Всплывают на поверхность все отрицательные качества, которые доселе не замечались, а все положительное становится привычным и даже надоедает… Начинаются ссоры, конфликты. Эйфории нет уже и в помине, нередко люди даже не могут поговорить без взаимных упреков и обвинений. Никому эти отношения радости уже не приносят, а разорвать их человек не решается: он впал в зависимость от партнера, от своих чувств к нему. Если же разрыв по какой-либо причине все-таки происходит, то начинается настоящая «ломка»: человек впадает в депрессию, теряет все прежние интересы, теряет желание работать, общаться с друзьями, и даже желание жить. Если же партнер вдруг возвращается, то и в этом случае счастья ждать не приходится: на недолгий срок может вернуться некий призрак прежней радости, иллюзия взаимной любви, которая быстро проходит. А далее начинается все сначала – всплывают старые претензии, обиды, возобновляются конфликтные отношения, и чем дальше, тем сильнее человек увязает в зависимости. И эта зависимость, как и наркотическая, сама не проходит. Чтобы избавиться от нее, необходимо приложить немалые усилия.

Психологическая зависимость, к сожалению, очень часто принимается за любовь. Важно понять, что любовь и зависимость – это не просто разные, а практически противоположные по своей сути явления.

Во-первых, любовь приносит радость, а зависимость – либо страдания, либо мучительное, отравляющее кратковременное наслаждение, подобное наслаждению наркомана. Во-вторых, любовь жертвенна, а зависимость всегда замешана на эгоизме. Этот эгоизм проявляется во многом, хотя часто и завуалированно. Например: женщина делает ВСЕ для своего мужа, отдает все свои силы, растворяется в нем, им одним живет. Потом происходит разрыв; брошенная жена, конечно, совершенно убита горем, ей кажется, что ее жизнь кончена, что все потеряло смысл… Типичная ситуация, не так ли? В чем же эгоизм этой женщины? В том, что она на самом деле не просто так приносила определенные жертвы; отдавая свои силы, свою молодость, растворяясь в партнере, она стремилась получить что-то взамен – может быть, даже неосознанно. Получить в ответ полное понимание, безусловное принятие, такое же растворение супруга в ней, в ее жизни; вероятно, также благодарность и чувство вины со стороны супруга (за принесенные ради него жертвы), которое должно было привязать его к ней навсегда. То есть она отдавала всю себя, но не бескорыстно, не ради счастья мужа. Она делала не то, что на самом деле необходимо ее супругу, чего ЕМУ бы хотелось, а то, что лучше по ЕЕ мнению, ведь она всегда считала, что ей виднее (в этом, кстати, проявляется гордость). Говоря другими словами, она жила его жизнью, вместо того, чтобы оставить его жизнь ему, а самой проживать свою жизнь; она «внедрялась» в его душу, потому что в своей душе ей было некомфортно. Это можно уподобить тому, как если бы мы, захламив свою квартиру, пришли бы к соседям – жить у них и захламлять так же их дом, и при этом искренне удивились бы, что нас выгоняют. Причем живя такой жизнью, растворяясь в партнере, человек на самом деле в глубине души понимает, что он не делает партнера счастливым, что он сам, находясь на месте партнера, тяготился бы такой «заботой».

Если же мы по-настоящему любим кого-то, то мы не станем лезть к нему в душу, куда нас никто не звал; мы не станем пичкать его тем, что нам кажется благом, а узнаем у него самого, что именно ему нужно; в случае отказа от нашей помощи, от нашего «блага» мы не обидимся и не растроимся, а примем его спокойно, без тени обиды – ведь мы же не себе хотели как лучше, а любимому, и если он по каким-то причинам не принимает наш дар, то мы признаем, что это его право. И если мы ПО ЛЮБВИ приносим в жертву свою жизнь, то мы никогда не ждем ничего в ответ, даже благодарности, мы делаем это ради счастья партнера – как мать в случае опасности готова, не задумываясь о себе, броситься на смерть ради своего дитя.

Разрыв отношений с тем, кого мы по-настоящему любим, переживается спокойнее и безболезненнее, чем разрыв зависимых отношений: ведь мы же желаем партнеру счастья, пусть даже и не с нами. Раз так сложилось, что ему со мной плохо, а с кем-то лучше – то я его отпускаю, хоть мне и тяжело без него; может даже и с радостью отпускаю – лишь бы он был счастлив. И никакой нездоровой зависимости тут уже нет места.

Кроме того, зависимость часто проявляется в кумиротворении – это еще одно ее отличие от любви. Человек хочет испытывать определенные приятные эмоции, и он творит себе кумира – объект, перенеся на который все свои чувства, он может нафантазировать практически любые чувства в ответ. Он хочет представлять себе, что любим – и он выбирает себе человека, из которого делает кумира, строит целую паутину иллюзий об особенном отношении кумира к себе, о его исключительной любви… и сам начинает искренне в это верить, обманываться своими же фантазиями. Он многое для этого кумира готов сделать, но в обмен ему необходимо растворяться в кумире, сливаться с ним в некоем душевном экстазе. Если же происходит разрыв отношений, то человек всего этого лишается, и вполне естественно, что пережить такой разрыв крайне трудно.

Таким образом, если посмотреть на содержание отношений, а не на их форму, становится ясно, что зависимость не имеет практически ничего общего с настоящей любовью.

Чтобы понять природу психологической зависимости, стоит задуматься: а от чего на самом деле мы зависим? От партнера — или от своих чувств по отношению к нему, от того нереального, искаженного мира, в котором мы живем, который построен нашими чувствами, и в первую очередь – нашими чувствами по отношению к этому партнеру, тем, что мы обычно называем любовью? (и что вряд ли таковой является). И не потому ли, что мы зависим от этого нереального мира, мы так цепляемся за свою «любовь», несмотря на то, что ничего, кроме страданий, она нам уже не приносит? Мы боимся, потеряв прежние чувства, разрушить этот мир. А он нам дорог, мы в нем привыкли жить, нимало не задумываясь.

Итак, мы живем в искаженном мире, мы зависим от него. Когда происходит разрыв любовных отношений, наш мир рушится. Что же нам делать? Стоило бы приложить все усилия, чтобы адекватно оценить ситуацию и себя в ней, проанализировать факты, поразмыслить логически, не давая воли эмоциям, и в итоге сформировать новый, более трезвый взгляд на партнера, на мир и на себя самого – и жить дальше, исходя из этого трезвого видения (не впадая при этом в другую крайность – ненависть). Но чтобы честно принять реальность, нужно обладать определенной силой, властью над собой. Это требует труда, и немалого. Нам же не хочется трудиться над собой, мы этого не умеем, у нас нет в этом никакого опыта. Поэтому мы поступаем проще: закрываем глаза на факты, даже не пытаемся анализировать события, обманываем самих себя. Свое отношение к ситуации и к покинувшему нас партнеру мы строим на основе прежних к нему чувств – таким образом мы, осознанно или неосознанно, стараемся предотвратить разрушение нашего ирреального мира. Мы цепляемся за эти прежние чувства, даже если они приносят нам страдания, так же, как алкогольно- и наркозависимые люди цепляются за наркотик, понимая, что губят себя.

Выйти из кризиса, в который мы таким образом попали, мы не можем, потому что, во-первых, как правило, не понимаем его причин. Нам причина кризисного состояния видится в том, что нас бросили. А на деле причина в ином: мы боимся, да и просто не умеем составить трезвый взгляд на партнера и на всю ситуацию, и поэтому не понимаем, что прежние отношения в том виде, в котором они существовали, нам просто не нужны.

А во-вторых, даже если на уровне логики мы и осознали, что не стоит пытаться вернуть партнера, что эти отношения счастья не приносят, этого недостаточно. Потому, что на уровне эмоций мы все еще хотим вернуться в прежние отношения, несмотря на то, что поведение партнера явно не говорит об уважении и любви к нам. Таким образом, происходит раздвоение человека: «умом все понимаю, а сделать с собой ничего не могу».

Почему же «не могу»?? Потому, что не умею контролировать свои чувства, не умею держать себя в руках. Не раз мы слышали: «Верь сердцу, оно не обманет». А на самом деле чувства обманчивы (об этом читайте в статье Пьяный командир, или Куда нас заводят чувства). Кстати, психологическая зависимость тяжелее протекает у женщин в частности потому, что женщины более, чем мужчины, подвержены влиянию чувств, более склонны отдаваться им полностью.

Кроме того, прежние чувства к партнеру, нас покинувшему, значительно подкрепляются разного рода страхами. Точнее будет сказать, что страхи и захлестывающие нас чувства взаимно усиливают друг друга, это замкнутый круг. Страх будущего, страх перемен, боязнь одиночества, боязнь неизвестности и неопределенности… и все эти страхи базируются на одном основном – страхе реальности.

Как же образуется этот замкнутый круг? Мы боимся действительности – такой, какая она на самом деле. Мы не хотим ее принять – потому, что не умеем себя вести в ней, не ориентируемся в ней. Мы чувствуем себя неуютно, неуверенно в реальном мире, и поэтому всячески стараемся уйти от действительности, вместо того, чтобы принять ее, изучить законы ее функционирования и следовать им. Мы хватаемся за свои иллюзии, за свое чувственное восприятие жизни, и в первую очередь за свои прежние чувства к ушедшему партнеру. Так страхи подкрепляют наши чувства.

Но и чувства, в свою очередь, тоже подкрепляют страхи следующим образом. Неконтролируемые чувства, в первую очередь гордость, властвуют нами. Под их влиянием мы живем в искаженном мире, они мешают нам сформировать трезвый взгляд на мир и на себя. Этот нереальный мир нам крайне дорог, мы чувствуем себя в нем, как рыба в воде, ведь чтобы жить в нем, нам не надо трудиться над собой, надо просто отдаться своим эмоциям и плыть по течению. В результате мы впадаем в зависимость от этого нереального мира, поэтому мы боимся его потерять, мы боимся реальности. Круг замкнулся.

Это аналогично тому, как алкоголик боится протрезветь, боится возврата к реальности. Причем он зависим не от какого-то конкретного алкогольного напитка, а от своего состояния опьянения – ему совершенно все равно, что пить, лишь бы напиться и не сталкиваться с действительностью. Поэтому часто человек, излечившись от алкогольной зависимости, впадает в какую-то другую зависимость, например, в игроманию.

(Продолжение следует)

Источник: dusha-orthodox.ru/

Любовная зависимость. — Михаил — Дневник — Православные знакомства «Азбука верности»

О любовной зависимости

Начнем с того, что человек по своей природе – существо зависимое. Сама потребность зависеть от кого-то заложена в нас уже с рождения, и сопровождает нас на протяжении всей жизни. И вопрос не в том, как изменить эту природу, как перестать быть зависимым. Вопрос в следующем: раз уж мы все равно зависимы, и не можем стать полностью независимыми, то, может быть, у нас есть шанс хотя бы выбрать тот «объект»,от которого зависим – выбрать так, чтобы жить счастливо?

Посмотрим, что происходит, если мы впадаем в зависимость от людей, вещей, обстоятельств и т.п. Подобная психологическая зависимость аналогична наркотической. Пока человек не начал употреблять наркотик, он живет, условно говоря, более или менее «хорошо». Употребляя наркотик первый, второй раз, он получает от него удовольствие, «кайф», впадает в эйфорию. Достаточно скоро человек начинает привыкать к наркотику, и для достижения того же состояния кайфа ему требуется все большая и большая доза… Спустя некое довольно непродолжительное время организм адаптируется к наркотику настолько, что перестает испытывать эйфорию даже при значительной дозе. Теперь человеку требуется наркотик не для кайфа, а просто для того, чтобы нормально себя чувствовать; организм уже не может функционировать на адекватном уровне без очередной дозы – без нее ему просто плохо, начинается ломка.

То же самое происходит и в случае психологической зависимости. До встречи с партнером человек живет вполне разнообразной жизнью, имеет широкий круг общения, ряд интересов, в общем-то всем доволен. И вот начинаются новые отношения: первое время человек пребывает в почти непреходящем экстазе, парит в облаках от счастья. На данном этапе он слепо отдается своим чувствам – не видит ни недостатков партнера, ни реального к себе отношения с его стороны. Но постепенно человек прозревает: тот, кто казался ему идеальным, перестает быть таковым. Всплывают на поверхность все отрицательные качества, которые доселе не замечались, а все положительное становится привычным и даже надоедает… Начинаются ссоры, конфликты. Эйфории нет уже и в помине, нередко люди даже не могут поговорить без взаимных упреков и обвинений. Никому эти отношения радости уже не приносят, а разорвать их человек не решается: он впал в зависимость от партнера, от своих чувств к нему. Если же разрыв по какой-либо причине все-таки происходит, то начинается настоящая «ломка»: человек впадает в депрессию, теряет все прежние интересы, теряет желание работать, общаться с друзьями, и даже желание жить. Если же партнер вдруг возвращается, то и в этом случае счастья ждать не приходится: на недолгий срок может вернуться некий призрак прежней радости, иллюзия взаимной любви, которая быстро проходит. А далее начинается все сначала – всплывают старые претензии, обиды, возобновляются конфликтные отношения, и чем дальше, тем сильнее человек увязает в зависимости. И эта зависимость, как и наркотическая, сама не проходит. Чтобы избавиться от нее, необходимо приложить немалые усилия.

Психологическая зависимость, к сожалению, очень часто принимается за любовь. Важно понять, что любовь и зависимость – это не просто разные, а практически противоположные по своей сути явления.

Во-первых, любовь приносит радость, а зависимость – либо страдания, либо мучительное, отравляющее кратковременное наслаждение, подобное наслаждению наркомана. Во-вторых, любовь жертвенна, а зависимость всегда замешана на эгоизме. Этот эгоизм проявляется во многом, хотя часто и завуалированно. Например: женщина делает ВСЕ для своего мужа, отдает все свои силы, растворяется в нем, им одним живет. Потом происходит разрыв; брошенная жена, конечно, совершенно убита горем, ей кажется, что ее жизнь кончена, что все потеряло смысл… Типичная ситуация, не так ли? В чем же эгоизм этой женщины? В том, что она на самом деле не просто так приносила определенные жертвы; отдавая свои силы, свою молодость, растворяясь в партнере, она стремилась получить что-то взамен – может быть, даже неосознанно. Получить в ответ полное понимание, безусловное принятие, такое же растворение супруга в ней, в ее жизни; вероятно, также благодарность и чувство вины со стороны супруга (за принесенные ради него жертвы), которое должно было привязать его к ней навсегда. То есть она отдавала всю себя, но не бескорыстно, не ради счастья мужа. Она делала не то, что на самом деле необходимо ее супругу, чего ЕМУ бы хотелось, а то, что лучше по ЕЕ мнению, ведь она всегда считала, что ей виднее (в этом, кстати, проявляется гордость). Говоря другими словами, она жила его жизнью, вместо того, чтобы оставить его жизнь ему, а самой проживать свою жизнь; она «внедрялась» в его душу, потому что в своей душе ей было некомфортно. Это можно уподобить тому, как если бы мы, захламив свою квартиру, пришли бы к соседям – жить у них и захламлять так же их дом, и при этом искренне удивились бы, что нас выгоняют. Причем живя такой жизнью, растворяясь в партнере, человек на самом деле в глубине души понимает, что он не делает партнера счастливым, что он сам, находясь на месте партнера, тяготился бы такой «заботой».

Если же мы по-настоящему любим кого-то, то мы не станем лезть к нему в душу, куда нас никто не звал; мы не станем пичкать его тем, что нам кажется благом, а узнаем у него самого, что именно ему нужно; в случае отказа от нашей помощи, от нашего «блага» мы не обидимся и не расстроимся, а примем его спокойно, без тени обиды – ведь мы же не себе хотели как лучше, а любимому, и если он по каким-то причинам не принимает наш дар, то мы признаем, что это его право. И если мы ПО ЛЮБВИ приносим в жертву свою жизнь, то мы никогда не ждем ничего в ответ, даже благодарности, мы делаем это ради счастья партнера – как мать в случае опасности готова, не задумываясь о себе, броситься на смерть ради своего дитя.

Разрыв отношений с тем, кого мы по-настоящему любим, переживается спокойнее и безболезненнее, чем разрыв зависимых отношений: ведь мы же желаем партнеру счастья, пусть даже и не с нами. Раз так сложилось, что ему со мной плохо, а с кем-то лучше – то я его отпускаю, хоть мне и тяжело без него; может даже и с радостью отпускаю – лишь бы он был счастлив. И никакой нездоровой зависимости тут уже нет места.

Кроме того, зависимость часто проявляется в кумиротворении – это еще одно ее отличие от любви. Человек хочет испытывать определенные приятные эмоции, и он творит себе кумира – объект, перенеся на который все свои чувства, он может нафантазировать практически любые чувства в ответ. Он хочет представлять себе, что любим – и он выбирает себе человека, из которого делает кумира, строит целую паутину иллюзий об особенном отношении кумира к себе, о его исключительной любви… и сам начинает искренне в это верить, обманываться своими же фантазиями. Он многое для этого кумира готов сделать, но в обмен ему необходимо растворяться в кумире, сливаться с ним в некоем душевном экстазе. Если же происходит разрыв отношений, то человек всего этого лишается, и вполне естественно, что пережить такой разрыв крайне трудно.

Таким образом, если посмотреть на содержание отношений, а не на их форму, становится ясно, что зависимость не имеет практически ничего общего с настоящей любовью.

Чтобы понять природу психологической зависимости, стоит задуматься: а от чего на самом деле мы зависим? От партнера – или от своих чувств по отношению к нему, от того нереального, искаженного мира, в котором мы живем, который построен нашими чувствами, и в первую очередь – нашими чувствами по отношению к этому партнеру, тем, что мы обычно называем любовью? (и что вряд ли таковой является). И не потому ли, что мы зависим от этого нереального мира, мы так цепляемся за свою «любовь», несмотря на то, что ничего, кроме страданий, она нам уже не приносит? Мы боимся, потеряв прежние чувства, разрушить этот мир. А он нам дорог, мы в нем привыкли жить, нимало не задумываясь.

Итак, мы живем в искаженном мире, мы зависим от него. Когда происходит разрыв любовных отношений, наш мир рушится. Что же нам делать? Стоило бы приложить все усилия, чтобы адекватно оценить ситуацию и себя в ней, проанализировать факты, поразмыслить логически, не давая воли эмоциям, и в итоге сформировать новый, более трезвый взгляд на партнера, на мир и на себя самого – и жить дальше, исходя из этого трезвого видения (не впадая при этом в другую крайность – ненависть). Но чтобы честно принять реальность, нужно обладать определенной силой, властью над собой. Это требует труда, и немалого. Нам же не хочется трудиться над собой, мы этого не умеем, у нас нет в этом никакого опыта. Поэтому мы поступаем проще: закрываем глаза на факты, даже не пытаемся анализировать события, обманываем самих себя. Свое отношение к ситуации и к покинувшему нас партнеру мы строим на основе прежних к нему чувств – таким образом мы, осознанно или неосознанно, стараемся предотвратить разрушение нашего ирреального мира. Мы цепляемся за эти прежние чувства, даже если они приносят нам страдания, так же, как алкогольно– и наркозависимые люди цепляются за наркотик, понимая, что губят себя.

Выйти из кризиса, в который мы таким образом попали, мы не можем, потому что, во-первых, как правило, не понимаем его причин. Нам причина кризисного состояния видится в том, что нас бросили. А на деле причина в ином: мы боимся, да и просто не умеем составить трезвый взгляд на партнера и на всю ситуацию, и поэтому не понимаем, что прежние отношения в том виде, в котором они существовали, нам просто не нужны.

А во-вторых, даже если на уровне логики мы и осознали, что не стоит пытаться вернуть партнера, что эти отношения счастья не приносят, этого недостаточно. Потому, что на уровне эмоций мы все еще хотим вернуться в прежние отношения, несмотря на то, что поведение партнера явно не говорит об уважении и любви к нам. Таким образом, происходит раздвоение человека: «умом все понимаю, а сделать с собой ничего не могу».

Почему же «не могу»? Потому, что не умею контролировать свои чувства, не умею держать себя в руках. Не раз мы слышали: «Верь сердцу, оно не обманет». А на самом деле чувства обманчивы (об этом читайте в статье Пьяный командир, или Куда нас заводят чувства). Кстати, психологическая зависимость тяжелее протекает у женщин, в частности, потому, что женщины более, чем мужчины, подвержены влиянию чувств, более склонны отдаваться им полностью.

Кроме того, прежние чувства к партнеру, нас покинувшему, значительно подкрепляются разного рода страхами. Точнее будет сказать, что страхи и захлестывающие нас чувства взаимно усиливают друг друга, это замкнутый круг. Страх будущего, страх перемен, боязнь одиночества, боязнь неизвестности и неопределенности… и все эти страхи базируются на одном основном – страхе реальности.

Как же образуется этот замкнутый круг? Мы боимся действительности – такой, какая она на самом деле. Мы не хотим ее принять – потому, что не умеем себя вести в ней, не ориентируемся в ней. Мы чувствуем себя неуютно, неуверенно в реальном мире, и поэтому всячески стараемся уйти от действительности, вместо того, чтобы принять ее, изучить законы ее функционирования и следовать им. Мы хватаемся за свои иллюзии, за свое чувственное восприятие жизни, и в первую очередь за свои прежние чувства к ушедшему партнеру. Так страхи подкрепляют наши чувства.

Но и чувства, в свою очередь, тоже подкрепляют страхи следующим образом. Неконтролируемые чувства, в первую очередь гордость, властвуют нами. Под их влиянием мы живем в искаженном мире, они мешают нам сформировать трезвый взгляд на мир и на себя. Этот нереальный мир нам крайне дорог, мы чувствуем себя в нем, как рыба в воде, ведь чтобы жить в нем, нам не надо трудиться над собой, надо просто отдаться своим эмоциям и плыть по течению. В результате мы впадаем в зависимость от этого нереального мира, поэтому мы боимся его потерять, мы боимся реальности. Круг замкнулся.

Это аналогично тому, как алкоголик боится протрезветь, боится возврата к реальности. Причем он зависим не от какого-то конкретного алкогольного напитка, а от своего состояния опьянения – ему совершенно все равно, что пить, лишь бы напиться и не сталкиваться с действительностью. Поэтому часто человек, излечившись от алкогольной зависимости, впадает в какую-то другую зависимость, например, в игроманию.

Страхи, в том числе страх реальности – это разновидность навязчивых мыслей. Они мешают нам жить и быть счастливыми. Поэтому нам важно отделить себя от этих мыслей, осознать, что эти страхи, эти рассуждения – не мои. Они пришли извне, и нам вовсе не нужно принимать их. С ними, напротив, нужно бороться. Об этом читайте в статье Психологические и духовные методы преодоления навязчивых мыслей.

Итак, страхи и вышедшие из-под контроля неадекватные эмоции, существуя в симбиозе, пускают глубокие корни в нашей душе. Вместе они успешно питают разного рода нездоровые зависимости, такие как сексуальная зависимость, зависимость от неверных стереотипов поведения, сформировавшихся в течение нашей жизни, зависимость от общественного мнения, от собственного самолюбия, от денег, от престижности своего «статуса», от разного рода удовольствий и т.д. Думаю, не будет ошибкой сказать, что именно зависимости от всего земного, временного православие называет страстями. Они управляют нами, про них мы нередко говорим: «Это сильнее меня». О нашем рабстве страстям писал апостол Павел: «Желание добра есть во мне, но чтобы делать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7, 18-19).

По словам великого знатока человеческой души, святителя Феофана Затворника, «больше всего тиранят сердце страсти. Не будь страстей, встречались бы, конечно, неприятности, но они никогда не мучили бы так сердца, как мучат страсти… Эти злые страсти, когда удовлетворяемы бывают, дают радость, но кратковременную, а когда не бывают удовлетворяемы, а, напротив, встречают противное, то причиняют скорбь продолжительную и несносную».

Чтобы избавиться от психологической зависимости, необходимо бороться со страстями. Только таким путем можно придти к истинной свободе, стать полноценным, сильным человеком, который сам управляет своей жизнью, а не сетует, что его же собственные чувства держат его в плену и не дают ему быть счастливым. Это путь духовного роста, воспитания и совершенствования своей души, начало и основа которого – трезвение, то есть формирование и поддержание трезвого, адекватного взгляда на мир и на себя. Чем более трезво мы смотрим на себя и на ситуацию, тем менее мы зависим от этой ситуации, от своих чувств, от партнера… и тем меньше вещей могут нас вывести из состояния душевного равновесия. И тем больше мы зависим от Бога.

Если мы вернемся к вопросу выбора – от кого зависеть? – поднятого нами в начале статьи, то ответ на него представляется таким: мы можем предпочесть либо зависимость от людей, вещей, обстоятельств… либо зависимость от Бога. Третьего не дано: либо зависимость от временного, преходящего, либо зависимость от вечного. Причем чем больше мы зависим от людей, тем меньше мы зависим от Бога, тем меньше нас интересует Бог и Его о нас мнение. И наоборот: чем больше мы зависим от Бога, чем больше мы живем ради Него, стремимся угодить именно Ему – тем меньше мы зависим от всего остального, тем меньше нашему счастью угрожают перипетии судьбы.

Зависимость от Бога можно сравнить с зависимостью младенца от матери. И если мы обратимся к этому примеру, мы поймем, каким именно образом зависимость от того, кто тебя по-настоящему любит, может быть источником радости, спокойствия, уверенности, мы поймем, что такая зависимость – не тяготит, не мучает, а напротив – делает нас счастливыми. Почему? Потому, что она основана на истинной, подлинно жертвенной любви. Маленький ребенок чувствует эту любовь, и он полностью доверяет матери, полагается на нее во всем. Он вверяет ей свою жизнь, свое будущее. И не тяготится этим! Наоборот, ему хочется почаще быть рядом с мамой, он бежит к ней за утешением при любом расстройстве, обращается за помощью в любой беде. Он знает – мама защитит, мама поймет, мама – это для него все. Потому, что мама любит. И это доверие маленького человека своей матери не знает границ. Он не проверяет, насколько мама компетентна в вопросах детского питания, в вопросах лечения, в вопросах развития, и даже в вопросах его личной безопасности. Он не проверяет – он доверяет. Во всем. И всегда. Он зависим от матери полностью – и он абсолютно счастлив этим.

И напротив. Все знают, насколько несчастен малыш, лишенный матери, лишенный той самой зависимости, о которой мы сейчас говорили. Воспитываемый чужими, безразличными к нему людьми, он быстро перестает доверять кому-либо, он рано взрослеет, он нередко и сам не умеет любить. Потому что его никто по-настоящему не любил… Да, такой ребенок или подросток нередко «свободен» и в немалой степени независим – никто не говорит, во сколько ему приходить с улицы, никто не запрещает курить и пить пиво, никто не заставляет поступать в ВУЗ… Но счастлив ли он, будучи столь «независим»? ответ очевиден…

Зависимость человека от Бога аналогична этой зависимости малыша от матери. Разница в том, что Бог любит нас больше, чем самая заботливая мать любит свое дитя. Потому, что Бог совершенен, и Его любовь совершенна. Она в высшей степени жертвенна – до смерти, смерти на кресте.

Неслучайно сквозь всю христианскую философию красной нитью проходит образ человека как овцы и Христа как пастыря (пастуха), который «полагает жизнь свою за овец». Овца может пастись на хозяйском пастбище, послушно идти за пастухом туда, куда он ее ведет, доверять ему и, разумеется, полностью зависеть от него. Однако, пользуясь своей свободой, овца может выбрать иной путь и сбежать из стада. Тогда она, разумеется, перестанет зависеть от пастуха, зато будет зависеть от всего остального, от чего ранее не зависела: от погоды, от диких животных, от наличия пропитания… Как эта овца, каждый из нас делает свой выбор сам.

Интересно, что в православии человек именуется «РАБОМ БОЖИИМ», И это не ругательно, а естественно. И в тоже время Евангелие говорит “Не делайтесь рабами человеков” (1 Кор. 7:23). То есть Евангелие прямо указывает на правильный выбор. К сожалению, мы делаем его в пользу того, что бы быть рабом человека. Может, стоит поменять наш выбор в пользу Бога?

Зависимость от Бога – это единственный вид зависимости, который не заставляет нас страдать, а напротив, приводит нас к настоящей радости. И это единственное, чем мы можем вытеснить из своей души всевозможные патологические зависимости, ведь, как мы уже говорили вначале, не зависеть ни от кого человек не может. На

Причинить любовь? Ещё раз о любовной зависимости

«…Он невзначай мне бросил, уходя, что задушила я его своей любовью…» — горько усмехаясь и втягивая дым тонкой сигареты, декламировала мне приятельница Лариса.

«Как думаешь, почему вы расстались?» – робко спросила я.

«Почему? Не любил! Вот совершенно не любил. Мне вообще на мужиков не везет.  Главное, сначала все нормально. Цветы, конфеты, смс, прогулки, поцелуи. Я влюбляюсь, и тут что-то меняется. Начинаю уделять ему  внимание, а он закрывается. А когда понимаю, что люблю, он сбегает, и – занавес. Трусы одни, любить не умеют, жениться не хотят, дело совершенно ясное», – уверенно ответила подруга.

Зная подругу, могу предположить, какой массированной любовной атаке подвергался очередной объект ей страсти. Жаль, только, сама она этого не видит и во всём пытается обвинять своих «невезучих» кавалеров.

Да, часто приходится слышать это странное «задушила любовью». Страстное, сильное, поглощающее человека чувство к лицу противоположного пола возносится на пьедестал, провозглашаясь истинной любовью, эйфорией. (Заметьте, чувство куда важнее самого объекта любви).  И все бы неплохо, да только тот, кто переживал такую «эйфорию» не может не признать, как больно она впоследствии калечит человека.

alk6

Психологи утверждают, что полное переключение на объект влечения, маниакальное желание постоянно быть рядом с другим человеком, ухудшение качества других сфер жизни и полная апатия без нахождения «любимого» рядом говорят о наличии у конкретной личности ничего иного, как расстройства под названием «любовная зависимость». С созидающим чувством под названием «любовь» эта болезнь ничего общего не имеет и проходит в большинстве случаев так же внезапно, как и наступает. При условии, что не было разрушающих последствий.

Более того, если человек уверенно заявляет, что «без него/неё я не могу жить», «мне ничего не надо», «я теряю смысл жизни, когда его/ее нет рядом», то, скорее всего,  у него точно она самая. Любовная зависимость.  Штука тяжелая и трудно переносимая. Правда и лечится  этот недуг так же ,как и любая другая болезнь. Кропотливым трудом и терпением. И вполне успешно.

С детства нас окружают рекламные образы. Они входят в сознание и вольготно располагаются в глубинах наших представлений о жизни. Мало какая девочка не мечтает о большой и счастливой любви (уже не обязательно с кольцами и «жили они долго и счастливо» в финале. Главное – эмоции, страсть, огонь).

Популярные фильмы, песни, книги старательно прорисовывают траекторию счастья. Если любить, то так, чтобы не жрать и ни спать, простите. Чтобы пришел такой красивый-умный-мужественный-или-что-там-еще и спас несчастную от ее затхлых будней офисного планктона, чтобы разбудил в ней глубокие чувства и вообще увез далеко от занудных родственников, несчастных подруг и плохо пахнущего лифта в подъезде.

68180860_empty_poem_by_the_psycrothic

Еще бы! Ведь проза жизни, все эти будни с их бесконечной суетой, совершенно обычные семейные житейские заботы никак не вписываются в аккуратно прочерченную картину счастливой любви.

Все так, да не так. Как показывает практика, куда дороже тот, кто по голове погладит, когда плохо, ночью за аспирином в аптеку сбегает, а после родов поможет пеленки постирать и полы помоет. Но это уже совсем другой разговор. Вернемся к зависимости.

Наверное, как и все другие психологические зависимости, любовная – родом из детства. В моем окружении чаще наблюдается почему-то у женщин. Кто-то переживает ее в ранней юности, кто-то в зрелом возрасте, но так или иначе, мало кого обходит эта напасть.

В умных книжках написано, что в большинстве случаев причина зарыта в нехватке родительского внимания. Детсадовская каша вместо маминых теплых пирожков, казенные игрушки вместо папиных рук. А хочется, чтобы дорогие родители были всегда рядом и вырвали драгоценных чад если не из офисных будней, то хотя бы из этих чувств одиночества, страха, тоски, наполнив детское существование любовью, теплом и уверенностью. Правда, напоминает ту самую потребность в единственном и неповторимом, который придёт, заберёт, увезёт и даст жизни детскую безмятежность?

Все слишком просто и от этого горько. Жизнь такая, что родителям часто приходилось отдавать чадо в чужие руки, чтобы заработать на жизнь. А иногда и по другим причинам. Но, увы, «любовная зависимость» – одна из частых причин посещения психологов (особенно последствия таких нездоровых отношений).

В духовной жизни, думается мне, этот недуг можно классифицировать как «сотворение кумира». Нам сказано «не сотвори кумира», а мы именно этим и продолжаем заниматься. Потому что находим в первом, во втором попавшемся человеке, проявившем к нам внимание – объект привязанности к собственным родителям. Цепляемся за него всеми фибрами души и думаем, что вот, наконец, пришла ОНА, которая навеки.

Да что-то тошно от нее и жить не хочется. А объект любви, конечно, не выдерживает такого беспрецедентного давления и сбегает. Возможно, у него своя травма в лице чрезмерно заботливых и опекающих мамы и бабушки, и таким вот хитрым образом каждый пытается вспомнить что-то такое очень важное о себе, что поможет таки вырасти полноценной личностью?

Как же остановить этот нескончаемый танец с граблями? Для начала важно продиагностировать эту привычку в себе и признать, что ты зависим. Это уже полдела. Затем начать работу по развитию собственной личности. А когда ты еще один, не ждать пленительного счастья от будущего любимого человека, а стать счастливым самому.

20

Многие женщины и мужчины, подобно упомянутой выше Ларисе, упорно называют любовью то, что впору лечить. К счастью есть те, кто все же побеждает в себе это неестественное  чувство болезненной привязанности. Вполне возможно, после пары-тройки глубоких ран и синяков.

Настя, другая моя приятельница, а ныне жена священника, несколько раз била себя по щекам, когда хотелось написать пятую, десятую, смс с очередным «ты меня правда сильно любишь?» своему тогдашнему жениху Володе. Сейчас она считает, что во многом благодаря сдержанности в эмоциональных проявлениях по отношению к молодому человеку и в пресечении желания повиснуть у него на шее, он стал ее мужем.  «Да и психология у них, у мужчин, такая. Им неинтересно, когда женщина пытается всё сделать сама», – говорила она мне.

Кстати, брак – прекрасный способ развенчать зависимость, потому что живя с человеком постоянно бок о бок, нельзя не заметить банальнейший факт: он тоже оказывается самым обычным человеком, с достоинствами и недостатками. Некоторые эту новость перенести не в силах, и браку приходит конец, сопровождаемый привычной пластинкой: «А я-то думала, а он-то оказался…» Некоторые это понимают, спускаются с небес безумной любви на нашу грешную землю и, понимая, что детство уже никогда не вернуть, начинают жить взрослую (но куда более интересную!) жизнь.

А в декорациях к этому выступают уже не ангелы, трубящие в свои трубы и развевающие над влюблёнными лепестки роз, а те самые будни: офис, молочная кухня или не всегда ароматный лифт.

В совместной жизни, вероятно, и взращивается уже настоящая любовь. Но это уже тема совсем другого разговора.

1241279879_shutterstock_015

Зависимость. Взгляд священника — Православный журнал «Фома»

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы. Какое-то время назад к нам пришел  интересный вопрос “Жить с зависимым. Бежать или бороться?” (читать письмо).

Мы попросили ответить на это письмо психотерапевта Константина Ольхового – Что делать, если любимый человек оказался во власти зависимости?, исполнительного директора благотворительного фонда «Диакония» Елену Рыдалевскую – Помощь зависимому. Пошаговое руководство, и протоиерея Андрея Лоргуса.

На вопрос читателя отвечает протоиерей Андрей Лоргус, практикующий психолог, ректор Института христианской психологии (Москва)

дети-ЛоргусПроблема зависимости имеет много разных сторон. Одно дело, когда человек имеет дурную наследственность, когда в его роду есть алкоголики, и он рождается уже с предрасположенностью к алкоголизму, с потенциальной зависимостью, которая может впоследствии проявиться. Зависимость здесь воспринимается как беда, в которой человек частично не виноват. Хотя и в такой ситуации он очень многое может сделать, чтобы не стать алкоголиком.

И совсем другое дело, когда здоровый человек, которого не толкала никакая наследственность, сам начал выпивать и скатился до алкоголизма, сам предпочел такой образ жизни. Он сделал свой духовный выбор и несет за него полную ответственность.

Зависимость — это типичная страсть. Но все-таки страсть — понятие более широкое, включающее в себя целый комплекс антропологических свойств и качеств личности. А в зависимости превалирует психологический аспект, определяющий отношение человека к тому или иному объекту. С аскетической точки зрения зависимость — это пленение. Человек, который становится рабом алкоголя, курения, наркотиков, отказывается от своей свободы — от свободы выбора, чувств, оценок, действий, попадает в плен, в ловушку.

Церковь стремится помочь зависимым людям сразу по нескольким направлениям. Первое — это, конечно, духовная помощь зависимым и членам их семей. Очень важно поддержать больного алкоголизмом или наркоманией пастырским словом, поддержать в церковных таинствах, включить его в евхаристическую жизнь.

Но этого недостаточно, потому что зависимому человеку необходима социальная реабилитация. Дело в том, что мы часто таким образом устраиваем свою жизнь, начиная от распорядка дня, заканчивая друзьями, которыми мы себя окружаем, что, даже если мы и захотим вырваться из своей зависимости, наша среда не позволит нам этого сделать. Поэтому Церковь организует всевозможные общества трезвости, реабилитационные центры, общества анонимных алкоголиков, наркоманов, которые действуют при храмах и монастырях. Часто люди приезжают в такие центры издалека, многие центры находятся в удалении от городской среды — и это позволяет человеку оторваться от привычного образа жизни, помогает укрепиться в своем стремлении вылечиться, помогает вернуться обратно уже другим человеком.

Проблема алкогольной зависимости — мы все люди грешные — увы, распространена и в священнической среде. Церковь этого не скрывает и тоже стремится бороться с этим пороком. Поэтому уже много лет существуют отдельные общества анонимных алкоголиков-священнослужителей.

Следующее направление, по которому в Церкви ведется борьба с зависимостью, тоже очень важное. Это духовная проповедь и работа по просвещению людей. В России существует целый культ алкоголизма. Он проявляется во всех сферах культуры и искусства — в литературе, в кино, в рекламе, он поддерживается в народе. Народ сверхлояльно относится к алкоголику, которому часто прощается то, что не прощается трезвому.

Сегодня очень важно вывести алкоголизм за рамки приемлемого в нашей культуре. И, слава Богу, в этом вопросе люди ждут от Церкви строгости. Мы пытаемся донести до людей, что подобное отношение к алкоголю и к другим психоактивным веществам — это ненормально, что нельзя обращать употребление алкоголя в национальный вид спорта или в образец правильного времяпрепровождения. Церковь должна внушать людям, что алкоголизм — это страшное зло, к которому невозможно относиться лояльно. И свидетельство Церкви о том, что алкоголизм — это тяжкий порок, должно звучать все громче и громче.

Что касается письма, которое «Фоме» прислала читательница, то в нем есть целая человеческая драма. Совершенно очевидно, что жить с алкоголиком — это настоящий ад, это чудовищно. И то, что женщины оставляют своих мужей-алкоголиков или, наоборот, мужчины оставляют своих жен-алкоголичек — такое тоже бывает, совершенно объяснимо, в этом нет ничего предосудительного. Даже если они любят друг друга, любят своего ребенка, жить вместе все равно невозможно. Но могу ли я посоветовать развестись читательнице, которая пишет, что не может оставить своего мужа? Разумеется, нет.

Чтобы давать конкретные советы, нужно видеть человека лично, нужно знать его историю как можно подробнее, нужно во многом вместе разбираться. В данном же случае, когда передо мной только одно письмо, состоящее из нескольких предложений, любой совет окажется грубейшим вмешательством в личную жизнь.

Именно поэтому Церковь всегда призывает искать опытного духовника, который будет близко знаком с жизнью человека, с его семьей, который будет смотреть на его проблемы с открытыми глазами. Потому что очень часто бывает следующая ситуация. Женщина приходит к батюшке и говорит: «Батюшка, у меня муж — алкоголик. Что мне делать — бросить его или остаться с ним?» И священник отвечает: «Ну конечно, надо остаться и бороться за достоинство этого человека и за спасение его души». Через два года эта женщина приходит к священнику совершенно изможденная и говорит: «Вот, батюшка, вы сказали остаться с мужем. Посмотрите, как он нас с ребенком измучил своим пьянством, посмотрите, на кого мы теперь похожи». Кто тут неправ — священник, который, возможно, не до конца разобрался в ситуации, или женщина, которая всю ответственность переложила с себя на того, кто взялся ей что-то советовать, — непонятно. Но очевидно, что всякий конкретный совет в такой ситуации — лишний.

Единственное, что я могу сказать Анастасии, исходя из ее письма, — что ей нужно максимально прояснять отношения между ней и мужем, прояснять чувства, которые они друг к другу испытывают, положение, в котором находится их семья, динамику алкогольной зависимости мужа. Они должны понимать, что с ними происходит. Для этого надо обращаться за психологической и духовной поддержкой. Письмо девушки вызывает у меня много вопросов: к примеру, я очень сомневаюсь, что психологи стали бы называть человека животным и убеждать, что нужно развестись, — потому что профессиональные психологи так не говорят. Ни в одной группе психологической помощи созависимым вы такого не услышите. Возможно, Анастасии стоит тщательнее отнестись к выбору специалистов, к которым она обращается. Но при этом ни психолог, ни врач, ни священник, ни родственник — никто не может взять на себя ответственность за то, чтобы советовать человеку расходиться или оставаться. Решение о своей жизни — это свободная воля человека.

И вот что еще очень важно. Конечно, зависимость — это грех, но надо не забывать, что это еще и болезнь. И, независимо от выбора — расходиться или бороться за спасение человека, очень важно крепко молиться за него как за болящего. И, возможно, как бы ни сложилась семейная жизнь Анастасии и ее мужа, молитва даст свои плоды.

Проект “Общее дело”

Именно Церковь в 2009 году стала организатором одной из самых масштабных антиалкогольных кампаний. Благодаря проекту «Общее дело», инициатором которого стал епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), по телевидению впервые за многие годы был показан альтернативный взгляд на алкоголь. На Первом канале, а затем и на уличных рекламных поверхностях по всей России были размещены материалы, которые со всей откровенностью показывали катастрофическое влияние алкоголя на организм человека. За эти годы к акции присоединились многие активные люди в десятках регионов России, которые стараются сделать все для того, чтобы через просвещение сформировать отрицательное отношение людей к алкоголю и наркотическим веществам.

Узнать больше о масштабах трагедии, а также стать участником проекта можно, посетив сайт общее-дело.рф

Текст подготовила Дарья Баринова

 

Читайте также:

Константин Ольховой. Что делать, если любимый человек оказался во власти зависимости?
Елена Рыдалевская. Помощь зависимому. Пошаговое руководство

На фото 5_streetwrk.com/www.flickr.com

ВЛЮБЛЕННОСТЬ: ВОСПАЛЕНИЕ УМА ИЛИ ДАР БОЖИЙ?

Ее считают наградой и проклятием. О ней мечтают и с ней борются. Она бывает дверью в любовь, и она же – дверью мимо любви. Так позволительна ли она христианину?

Влюбленность – это то, что случается почти с каждым. Это тот опыт, мимо которого невозможно пройти. Опыт, который может быть и радостным, и мучительным, а чаще – одновременно и тем, и другим. Влюбленность затрагивает человека до самых его глубин. Независимо от пола, национальности, культуры и вероисповедания. Но для человека верующего крайне важно все, что происходит с его душой. Как же христианину относиться к влюбленности? Бояться ее, с корнем вырывать из себя – или, напротив, всячески культивировать? Светская культура, как правило, возносит влюбленность до небес. Христианская традиция относится к ней куда более сдержанно. И среди христиан, особенно молодых, нередко заходят об этом жаркие споры. В последние годы – и на просторах интернета. Отталкиваясь от дискуссии, разгоревшейся на форуме православного молодежного клуба Чайка (www.chауka.org/forum), мы попросили высказать свое мнение петербургского священника Константина СЛЕПИНИНА.

Мир человеческих чувств очень сложен. В отличие, скажем, от растений, которые легко распознать по имеющимся признакам, человеческие чувства не поддаются строгой идентификации. И порой трудно сказать – где влюбленность, а где любовь. К тому же, говоря о любви, мы постоянно страдаем, как ни странно, из-за скудости русского языка. У древних греков существовало по крайней мере четыре термина, каждый из которых мы переводим словом «любовь». Эрос – любовь как чувственное влечение, филия – любовь-дружба, сторгэ – взаимная любовь детей и родителей, агапэ – это возвышенная любовь, вершина всех добродетелей.

Тем не менее можно определенно сказать, что влюбленность и любовь – это не одно и то же.

Фото Вячеслава ЛагуткинаВлюбленность – чувство, которое предшествует любви. Хотя бывают случаи, что к любви приходят, минуя стадию влюбленности. Но чаще всего она присутствует. Она характеризуется тем, что человек влюбляется в какую-то отдельную черту, в отдельный признак или набор признаков. И по мере того как один человек лучше узнает другого, это чувство влюбленности в набор хороших черт может перейти в любовь к целому человеку.

Влюбленность – тот период эмоционального состояния человека, когда он неосознанно или недостаточно осознанно испытывает к объекту влюбленности влечение, симпатию и даже, возможно, страсть. Влюбленность преходяща, поскольку увлечение либо угасает, либо осознается, превращаясь в конкретное чувство (любовь). Влюбленность – это домысливание, дофантазирование объекта до идеала. В психологии есть такое понятие – «тоннельное мышление»: когда не видишь ничего, что не освещено лучом твоего чувства, а видишь только то, что желаешь видеть. Так вот при влюбленности тоннельное мышление направлено на идеализированные черты возлюбленного.

Марина БУЛАТОВА, психолог-консультант (г. ТОМСК)

Влюбленность слегка эгоистична. Влюбленный человек сфокусирован на собственных ощущениях и переживаниях. Любовь, напротив, жертвенна. В любви, в первую очередь, человек стремится обращать внимание на того, кого любит.

Влюбленность – это пора взаимоотношений, которая характеризуется повышенной пылкостью. Стадия ухаживания – очень своеобразная, радостная, романтичная, – отмечена еще и тем, что влюбленные хотят выставить напоказ свои достоинства, быть может, даже и несуществующие. И стараются замаскировать недостатки. Любовь спокойнее и правдивее. Влюбленность синонимична очарованию, и здесь может возникнуть серьезная проблема. Если чары рассеялись, если ощущение новизны, которое является доминирующим при влюбленности, проходит, это нередко приводит к разочарованию и желанию искать другие объекты новизны.

Влюбленность – как процесс вхождения в воду. Когда человек впервые в жизни погружается в море, чувства, которые он при этом испытывает, – совершенно уникальные, особенные, дух захватывающие. Но по мере того как он снова и снова идет купаться – эти волнующие эмоции постепенно проходят. Если вместо того, чтобы научиться в море плавать и тем самым значительно обогатить мир собственных ощущений, человек будет искать вновь повторяющееся чувство новизны от первого входа – он совершит очень опасную ошибку. И, по сути, лишит себя значительно большего …

Влюбленность сама по себе ни хороша, ни плоха. Она, в каком-то смысле, естественна – как и вообще все, что присуще человеку. Но известно, что если естественный дар, который дан нам Господом – скажем, наслаждение пищей – мы начнем как-то извращать и предаваться чревоугодию, то согрешим. Есть люди, которые все время нуждаются в состоянии влюбленности. И таких немало. Когда острота любовных переживаний сглаживается, им срочно требуется испытать те же самые чувства, но уже с кем-то другим.

То же можно сказать и в отношении «ненужной», «мешающей» влюбленности. Например, когда человек уже вступил в брак с любимым человеком, и их взаимоотношения уже далеко не такие пылкие и романтичные, как в начале знакомства, но при этом несравненно более богатые – вдруг вновь возникает состояние влюбленности в кого-то третьего. Вот здесь его однозначно нужно классифицировать как наваждение и всеми силами стараться преодолеть. Если позволить себе, состоя в браке, снова увлечься подобными эмоциями, это может привести к трагедии.

Как справиться с наваждением? В первую очередь, мы должны осознать свою немощь. Человек, плененный какой-то страстью и пытающийся бороться с ней исключительно своими силами, чаще всего обречен на поражение. Как, например, заядлый курильщик, который пытается бросить курить. Если мы понимаем проблему умом, но сердце не можем переубедить – нужно в первую очередь обратиться за помощью к Богу. Нужно просить, чтобы Господь эту влюбленность отвел, чтобы рассеял очарование, абсолютно бесполезное для духовной жизни. Не стесняться исповедовать это чувство в Таинстве Покаяния. И набраться терпения, потому что любая страсть, уже овладевшая человеком, чаще всего требует определенного времени для победы над ней. И, конечно, не позволять себе ничего, что разжигает костер ненужной влюбленности: встреч, телефонных разговоров, писем, – как бы это ни было тяжело.

Чувство влюбленности может быть и полезным, и вредным. Вредным – в случае, когда лик того, в кого ты влюблен, начинает заслонять Лик Христа. Известно, например, что некоторые родители относятся к своим детям фактически как к идолам. И точно так же бывает у влюбленного, когда он живет только мыслями о любимом и предельно зафиксирован на переживаемых сильных эмоциях. Тогда это действительно мешает. Такого духовного пленения не происходит, когда человек в своем увлечении не забывает о Высшем и молится Богу примерно в таком ключе: «Господи, если ту девушку (или того юношу), в которого я влюблен (влюблена), Ты предназначил мне в спутники жизни, – то соедини нас, благослови наш союз. Если же мы друг для друга являемся искушением, то помоги нам, Господи, скорее друг от друга отойти». Если человек не цепляется за свою влюбленность во что бы то ни стало, а ищет в первую очередь в этих взаимоотношениях волю Божию, – то влюбленность, скорее всего, сможет стать залогом подлинной любви.

Фото Вячеслава ЛагуткинаЕсть такая особенность характера влюбчивость, она в некотором смысле является синонимом слова легковесность. Это когда человек возгорается на краткое время, как огонь, и столь же быстро потухает. Другой, напротив, как ни стремится к этим романтическим переживаниям, сердце его остается холодным. Мы все очень разные, у каждого из нас есть свои личностные особенности: различие темперамента, воспитания, привычек… И как нельзя употреблять лекарство только потому, что его пьет твой сосед, так нельзя стремиться к тому, чтобы испытать чувства, которые испытывает твой знакомый. Эти чувства могут быть лично тебе недоступны и, главное, не нужны.

Любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит… (1 Кор. 13:4-7)

Страстная влюбленность, от которой во все времена теряли голову романтические герои и которую воспевали поэты, – она, в общем-то, не является обязательной для всех. Вокруг так много о ней говорят, что может сложиться впечатление: если кто-то не способен на такие бурные переживания, то такой человек неполноценен. Но это неверно. Наши взаимоотношения с противоположным полом, целью которых является именно заключение брака, могут складываться совершенно по-разному. Бывает, что пара сходится по некоторому согласию, на принципах уважения, терпимости или по своего рода духовному расчету, когда двое понимают, что в браке они могут помочь друг другу в достижении полноты, в достижении спасения. Здесь нет влюбленности, но это не значит, что недостижима любовь.

Способность любить (тут для уточнения используем греческий термин агапэ) – так, как описывает любовь апостол Павел в своем знаменитом гимне любви (1-е Кор. 13), – достигается только с Божьей помощью. «Натренировать» самого себя так любить невозможно. Но все мы в какой-то мере обладаем талантами, в том числе и талантом любви. У кого-то эта способность равна одному таланту, а у кого-то десяти. Один может любить очень сильно и глубоко, а другой ограничен в такой возможности. Но если он будет работать над имеющимся у него одним талантом, как написано в притче, он все равно может достигнуть настоящей христианской любви.

Справка «Фомы»

Священник Константин СЛЕПИНИН, клирик храма Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове (Санкт-Петербург).

Родился в 1972 году в г. Мирный (Якутия). В 1992 г. окончил Ленинградский инженерно-строительный институт, в 2003 г. – Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию. Рукоположен в сан священника в 2003 г. Женат, двое детей.

Фото Вячеслава Лагуткина.

Любовная зависимость как подмена христианской любви

Данный пункт тесно связан с предыдущим, но мы выделили его в отдельную главу, так как проявления в сути своей той же самой проблемы воспринимаются нами как отдельная беда. Здесь мы будем говорить о такой проблеме как подмена настоящей любви в дружеских и любовных отношениях зависимостью.

Дружеские, любовные, супружеские и прочие родственные отношения — это такие отношения, в которых люди становятся особенно близки нам, и поэтому несовершенство нашей христианской любви в этих отношениях проявляется особенно явно, до такой степени, что может причинять нам огромные страдания. Расставания, разводы и попытки самоубийства из-за якобы любви (а на самом деле — из-за неумения любить, как мы увидим дальше) — тоже отсюда. Таким образом, исправление этого искажения не только поможет нашему совершенствованию в христианской любви, но и будет содействовать здоровью, крепости и счастью наших супружеских, родственных и дружеских отношений.

Хотя главной целью нашей христианской жизни является именно совершенствование в любви, любовь является настолько тонкой материей, что различать ее оттенки мало кто из нас умеет. В русском языке, в русской традиции различают, наверно, лишь духовную и плотскую любовь. Опять-таки понимая под плотской любовью разное: иногда — телесную, супружескую близость, а иногда те самые страсти, не имеющие ничего общего с любовью, о которых мы будем говорить ниже. Так в греческом языке есть не менее трех слов, обозначающих разные виды любви: «агапи» – жертвенная любовь, «филиа» – дружеская привязанность, «эрос» – чувственное влечение.

Но не так важно для рассматриваемого нами вопроса, каковы оттенки собственно любви. Более важно для нас то, что есть вещи, вообще не являющиеся любовью, которые мы принимаем за любовь и испытываем из-за этого огромные трудности. Подобные трудности испытываем даже мы, христиане, а внешний мир вообще почти забыл вкус настоящей любви, уверившись в том, что та подмена, о которой пойдет речь, наряду с сексуальным влечением и есть любовь.

Подмена эта на языке психологии называется любовной зависимостью. Разработка темы любовной зависимости — возможно, самое ценное из всего, что психология дала миру.

Вообще «зависимость» — это точный аналог слова «страсть». И понятно, что и в русской классической, и в духовной литературе под любовной страстью авторы зачастую понимали именно то, что психологи называют любовной зависимостью. Но диагностика проблемы и понимание ее причин не столь детально разработаны здесь, как в психологии. Поэтому обратимся для более глубокого понимания проблемы к психологии, дополняя и углубляя ее наработки тем, что дает нам православие.

Проверка любви на подлинность

Прежде всего, давайте постараемся диагностировать свое отношение к человеку, которого, как нам кажется, мы любим. Чем проявления любви отличаются от проявлений любовной зависимости?

1. Любовь дарит практически безмятежную радость. В любовной зависимости эйфория постоянно чередуется со страданием.

2. Любовь насыщает человека. Любовная зависимость ненасыщаема: зависимый человек похож на дырявую бочку, в которую сколько ни лей добра и любви, ему всегда мало.

3. В любви наше главное желание — чтобы любимый человек был счастлив. В зависимости — чтобы «любимый» человек принадлежал нам.

4. В любви человек уверен в себе. В зависимости наше самочувствие основано на отношении к нам «любимого», и поэтому мы заняты постоянным контролем того, что он говорит и делает в отношении нас.

5. Любви свойственно доверие. Зависимости — ревность, страх потерять «сокровище».

6. Любовь дает свободу любимому человеку. Зависимость побуждает заниматься спасательством.

7. Человеку, который любит, хорошо и в одиночестве, и вдвоем. Зависимому плохо в одиночестве, хочется быть рядом с объектом своей зависимости, даже при наличии конфликта с ним.

8. Любовь обычно взаимна. Зависимость часто бывает односторонней.

9. Любовь не препятствует продолжению старых дружеских отношений. Зависимость приводит к сужению общения со старыми друзьями.

10. В любви человек растет, развивается. В зависимости — застревает в своем развитии или деградирует.

11. Любящий человек в случае разрыва сохраняет уверенность в себе и чувство собственного достоинства. Зависимый человек в случае разрыва отношений впадает в уныние, поддается помыслам о собственной никчемности.

12. Любящий человек в случае разрыва сохраняет дружеские чувства к объекту любви. Зависимый человек в случае разрыва поддается злым помыслам в отношении объекта зависимости.

Это не полный перечень признаков, а лишь основные. Для зависимых людей (а в той или иной степени зависимо большинство людей) это ценное дополнение к тому определению подлинной любви, которое дал нам апостол Павел и которым мы проверяем себя слишком редко: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» (1 Кор. 13, 4-8).

Диагностируя свое отношение к человеку, следует понимать, что это отношение всегда складывается из нескольких составляющих. В нем присутствуют и подлинная любовь, и зависимость, и (в случае любовных отношений) телесное влечение. Здесь не действует принцип «да или нет», «черное или белое», здесь вопрос заключается в пропорциях составляющих нашего отношения. Психологи говорят о том, что любовь в супружестве может стать настоящей примерно к 15 годам брака, поэтому не следует ужасаться тому, что если вы только еще идете под венец, вы обнаружите, что ваши чувства далеки от совершенства. Ведь смысл семейной жизни в том и заключается, чтобы пройти испытания и взрастить в себе подлинную любовь. Настоящая христианская любовь — это цель семейной жизни, а вовсе не почва, как думают многие нецерковные люди, которую в ходе семейной жизни следует до предела истощить, а потом забросить. В начале отношений нам в лучшем случае дается лишь влюбленность — росток любви, и вырасти в дерево любви этот росток может лишь при долгой, правильной и неустанной заботе.

Причина любовной зависимости

Причина любовной зависимости заключается в том, что ребенок не получил от родителей в детстве подлинной, принимающей любви — той, о которой мы говорили в предыдущей главе. В действительности, это причина всех зависимостей — алкогольной, наркотической, игровой и др. Психиатры единодушно подтверждают: во всех без исключения случаях, когда они имели дело с молодым человеком, страдающим алкоголизмом или наркоманией, с родительской семьей было что-то не так, ребенок не получал достаточной и правильной любви от родителей, даже если при этом рос в «золотой клетке».

Отсюда следует очень простой вывод: любовная зависимость — это не свойство наших отношений с определенным человеком, это наше свойство, которое проявляется во всех наших отношениях, любовных или дружеских. Поэтому не приходится надеяться на исцеление от зависимости посредством смены одного человека (объекта зависимости) на другого: проблема останется.

Движущий механизм образования любовной зависимости достаточно прост. Мы не получили достаточной, принимающей любви от своих родителей и теперь стараемся получить ее от других людей. Это безусловное принятие, как воздух, необходимо нам, чтобы принять себя, примириться с собой, избавиться от этого жгучего, воспитанного в нас родителями чувства, что весь мир отвергает нас, недоволен нами. И в жажде этого принятия, этой совершенной любви мы ведем себя как маленькие вампиры. На внешнем уровне мы можем казаться себе и действительно быть отдающей стороной, окружая объект своей зависимости всяческой заботой — уборкой, глажкой, готовкой и мытьем посуды, — но на душевном уровне оставаться потребителями.

Увы, поскольку пробоины в нашей бочке остаются незаделанными, наша жажда принятия так и остается неутоленной. А объект зависимости, измученный нашей постоянной жаждой, нашими требованиями подтверждений своего отношения к нам, нашей ревностью, терпит нас из последних сил. Если это душевно здоровый человек, свободный от зависимостей, он уходит, оставляя после себя зияющую рану. Если это такой же зависимый человек, как и мы, то может образоваться симбиоз двух мучающих друг друга людей, который способен просуществовать достаточно долго, но без каких-либо полезных плодов.

Исцеление от любовной зависимости

Преодолеть наследие детства нелегко, поэтому рассмотрим все средства для преодоления любовной зависимости, которые могут нам дать как Церковь, так и психология, точнее — сплав этих средств. Целесообразно использовать не какой-то один из этих методов, а все их, они все содействуют гармонизации и исцелению нашей души.

1. Улучшение отношений с родителями. Усыновить родителей.

Этот метод рассмотрен нами в предыдущей главе, и он является основным рецептом психологии по преодолению любовной зависимости. Использовать его в ситуации зависимости совершенно необходимо.

2. Усыновление себя Богу.

Почему люди — объекты нашей зависимости — не могут восполнить нашу жажду настоящей любви и принятия? Потому что их любовь несовершенна. Она не может вынести даже одного человека, такого требовательного и голодного на любовь, как мы.

Есть только одно такое существо, которое обладает совершенной и неисчерпаемой любовью и способно вынести нас. Это Существо уже любит нас, нам не нужно завоевывать Его любовь. Это существо — Бог. Как сказал в одной из своих статей, написанных для наших сайтов, православный кризисный психолог Михаил Хасьминский, «Человек по природе своей существо зависимое, и единственная здоровая, не вызывающая страданий зависимость — это зависимость от Бога».

Мне не очень нравится само звучание фразы «зависимость от Бога», она больше подходит для объяснения истин людям нецерковным (чем мы и занимаемся на наших сайтах), для нас же, православных, лучше говорить о сыновстве Богу. Мы плохие христиане, если не удовлетворяемся Его совершенной любовью и ищем любви подобных себе. Так пусть же обнаруженная нами в себе любовная зависимость станет для нас еще одним стимулом быть христианами не по форме, а по сути — видеть в Боге Отца, самое близкое и родное нам существо.

Ведь это так естественно для нас и легко. Когда страдаем от недостатка понимания и тепла со стороны родителей (живы они или умерли, рядом или далеко), вздохнем от сердца: «Отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя» (Пс. 26, 10) — и теплее станет на душе, и мы не только не сироты, у нас самый лучший, любящий и могущественный Отец, которого только можно представить в самых смелых мечтах. Чья любовь нам нужна еще?

3. Изменение характера наших отношений с людьми.

У нас нет свободных пяти лет, чтобы, используя предыдущие два метода, избавиться от любовной зависимости и начать здоровые отношения с людьми с чистого листа. Мы живем уже сегодня, уже сегодня участвуем в различных отношениях, может быть, даже состоим в браке. Поэтому необходимо уже с этого дня менять характер своих отношений с людьми. Те трудности, которые мы при этом испытаем, будут для нас прекрасной тренировкой и средством наблюдения за своими успехами и своим душевным состоянием.

Самый общий совет — стараться дарить всем людям эту самую принимающую любовь, от недостатка которой мы страдаем. Чем сильнее у человека зависимость, тем слабее у него принятие других людей. При сильной степени зависимости нам кажется, что мы буквально окружены врагами. Так вот, если мы замечаем за собой враждебность хотя бы к одному человеку, вспомним о том, что причина этого внутри нас, что больны мы, а не кто-то другой, что нам крайне необходимо исцелиться от этого, что к любому человеку, без исключения, необходимо относиться по принципу: «Грех ненавидь, грешника люби».

Есть хорошее слово, которое очень помогает правильно относиться к людям, — снисходительность. Не в том смысле, что более высокий снисходит к более низкому. А в том смысле, что мы всегда помним о своих грехах и не предъявляем другим людям счета за их слабости. Постараемся всех принимать, ко всем снисходить. И когда стараешься снисходить к людям, быстро обнаруживаешь, что снисходить-то тебе неоткуда, зачастую подниматься приходится к людям, а не снисходить.

Избавление от чувства враждебности — это первый уровень. На нем не останавливаемся, идем дальше — постараемся проявить принимающую любовь. У нас, православных, есть бесценные, непреодолимой силы орудия, обеспечивающие торжество любви в нас. Нам заповедано делать всем добро, особенно обижающим нас. Это и есть то оружие, которого не выдержит никакой враг — бесы. Мы же с вами понимаем, что, скорее всего, никто нас не обижает, все «неприятности» посылает нам Бог, для нашего исцеления. Значит, и совет молиться за обижающих и благотворить им имеет целью, прежде всего, избавление нас от обиды и зла, которые мы испытываем к людям, и торжество любви в нас.

Таким образом, нужно стараться привести себя в норму, чтобы, идя в толпе по улице или находясь в рабочем или дружеском коллективе, мы не чувствовали ни к кому никакой враждебности, а ко всем чувствовали расположение и готовность помочь или просто сказать доброе, приветливое слово.

Особое внимание — к дружеским и любовным отношениям, в которых мы уже состоим. Постараемся концентрироваться на желании добра (как спасения души, так и простого земного счастья) нашим друзьям и любимым. Постараемся иметь в себе мир и радость независимо от того, как складываются отношения, — возьмем ответственность за свое душевное состояние полностью на себя. Постараемся угасить в себе помыслы ревности, которые будут приходить. Будем в отношениях более требовательны к себе, чем к другим, и более отдавать, чем получать. Причем, отдавать то, что нам трудно, — любовь, а не пытаться отделаться исключительно «взятками» материальной заботы.

Не за всякие отношения стоит цепляться. Посмотрим критически на те отношения, в которых мы состоим. Действительно ли они имеют в себе хотя бы какое-то здоровое зерно или целиком и полностью являются попыткой компенсации нашей зависимости? Можем ли мы представить себя в здоровых отношениях с этим человеком, есть ли почва для дружбы или любви между вами?

Зависимый человек, как правило, выбирает себе в объекты любви или дружбы совсем не того человека, которого он выберет, когда станет более здоровым. Поэтому естественно, что по мере выздоровления может меняться круг привязанностей человека. При сильной склонности к зависимости не рекомендуется начинать новых любовных отношений, так как слишком велика вероятность ошибиться при выборе человека. Разумеется, под любовными отношениями мы подразумеваем целомудренные отношения влюбленности — это стадия узнавания человека перед возможным вступлением в брак с ним.

Источник

Зависимость и созависимость: советы православных психологов

Как бросить курить, как побороть интернет-зависимость, как помочь близкому человеку избавиться от алкоголизма? На эти и другие вопросы отвечают православные психологи соцсети «Елицы». Представляем Вашему вниманию очередной обзор проекта Вопросы психологу. 

 

Борьба с алкоголизмом мужа. Как быть хорошей женой?

Ольга спрашивает: Стоит ли терпеть и ждать лучшего, если мужчина не хочет бросать пить ради семьи? Он старается, но увы! Я думаю что разбаловала его своим поведением, я ему все быстро прощаю, сама иду на контакт, мне больно смотреть когда он один в комнате (когда мы в ссоре), а все остальные со мной. У нас большая семья, четверо деток и внучка уже есть. Получается он привык, что ему все сходит с рук, а было всякое, и побои и оскорбления, и уходы из дома, и предательство. ВСЕ прощено, но по другому я не умею вести себя по отношению к любимому! Говорят надо с начало любить себя, а я всех люблю, кроме себя?

Отвечает Марина Юрьевна Хромогина:
Вы, возможно сама того не подозревая, одна из немногих жен человека, имеющего алкогольную зависимость, задаётесь вопросом, который примерно звучит так: “какой вклад я вношу в то, что мне не нравится в отношениях с моим мужем”.

Поверьте практику, это редко бывает. Чаще всего от жен мужчин, имеющих алкогольную зависимость можно услышать что-то типа это он такой, а я тут ни при чем. И Вы верно указываете свой вклад:

  • чрезмерная жалость по отношению к другому,
  • чрезмерное терпение ( с христианским терпением это терпение не имеет ничего общего),
  • чрезмерная опека другого, всепрощение ( оно тоже не христианское, потому как христианское прощение не исключает сопротивления злу),
  • всегда первая восстанавливаете контакт не предъявляя условий, а если и предъявляете, то не настаиваете на их выполнении, словно и условий -то не было,

Вы позволяете не уважать себя мужу потому, что сама себя не знаете как уважать, не чувствует что ли своей ценности как Творения Божьего. Ваша любовь безгранична, без условий, Вы такая, что с Вами можно делать всё, что хочешь и в первую очередь не ценить и Вы со всем соглашаетесь. При этом тем не менее Вам все таки удается как-то показать мужу, что в нём что-то не так. Ведь это непременно так: если Вы не уважаете себя, значит и в отношениях с другими проявляете неуважение и обесценивание по отношению к ним. Вы ведь его спасаете всё время, в при спасении позиция спасателя такова : я -то хорошая, а он – нет.

Вы пишите, что всех любите, а себя нет. Да, это так. И самое важное: Вы не подозреваете, что когда любви много, она не имеет требований, то это дурно влияет на тех, по отношению к кому Вы свой поток любви проявляете.

Что делать? Уговоры не помогут как и чтение лекций о долге и так далее. И пассивные ожидание и терпение не помогут. Поможет любовь действенная, с проявлениями строгости, требовательности. Чтобы такой научиться, необходимо изменить ошибочное понимание себя, других. А это путь не одного дня. Можно начать с чтения книг. Например, книга Валентины Москаленко “Когда любви слишком много”. А еще книга Екатерины Савиной ” Я люблю его..”. Или книга С. Зайцева ” Созависимость. Умение любить”. Кстати у Москаленко есть книга ” Зависимость – семейная болезнь” .

Пока Вы не разберетесь со своим неосознаваемым вкладом в алкоголизм мужа, пока Вы не научитесь новым навыкам взаимодействия с собой и с ним, хоть всю жизнь пассивно терпите и ждите перемен, ничего не изменится. Все будет так, как сейчас. И дай Бог, чтобы не хуже. Тут нужно научиться отстранятся от него, да и от других, с любовью. Как-то так. Выход есть, но не там, где Вам видится.

Есть стратегия, которой нужно обучаться. Она реализуется на уровне ” я хорошая и он хороший”.

Как бы звучал Ваш ответ мужу, которого вы в очередной раз простили: ” я знаю, что ты хороший человек, я многое ценю в тебе. Однако это не может быть предлогом к тому, чтобы мне нравилось как ты себя разрушаешь. До тех пор пока ты сам себя не ценишь, пока ты больше веришь в то, что ты плохой, сложно не применять алкоголь, который помогает тебе это не чувствовать. Я раньше поддерживала твое самообесценивание, видела в тебе то монстра, то слабого, которого нужно поддержать, зажав губы и наступив на горло собственной песне. Я ошибалась. Ты человек и от тебя зависит, что ты будешь делать с разрушительным образом жизни. Это можно исправить, но лишь тогда, когда сам человек этого хочет. У тебя есть выбор. И я приму любой твой выбор, так как не имею права решать за тебя. Но приму с оговоркой. Я не перестану ценить тебя, любить. Но если ты выберешь продолжать разрушать себя, то меня не будет рядом. Мне будет больно от твоего выбора, но я не стану с тобой жить и сопровождать твое разрушение. Это не пустые слова. Я уже делала это много раз и ни какому результату это не привело”.

Чтобы научиться третьей стратегии необходимо обрести контакт с собственной ценностью, перестать бояться быть отвергнутой, перестать чувствовать ложную вину и ложный стыд, словом обрести другое понимание себя и других.

***

Любовная зависимость и страх одиночества

Елена спрашивает: как преодолеть любовную зависимость? Мы были вместе несколько лет, до свадьбы так и не дошло. За это время мы расставались три раза (он уходил и возвращался сам), месяц назад расстались снова. И вот сейчас я нахожусь в тревожном для меня состоянии, врач назначил антидепрессанты, принимаю, чтобы хоть на человека быть похожей. Мне 31 год, замужем не была, детей нет. Меня страшит будущее, я очень боюсь одиночества. Одиночество в старости это вообще катастрофа для меня – приходить в пустой дом, для меня нет ничего ужасней. Монастырь это не для меня, я там не смогу. Подскажите как жить??

Отвечает Светлана Сергеевна Фураева:
Любовная зависимость возникает, когда один из партнеров перестает быть самостоятельным, вверяя себя другому или беря на себя не просто заботу, а сверх-опеку другого.

Преодолеть ее просто и сложно одновременно. Просто – потому что всего лишь нужно понять собственную ценность вне отношений. Вы просто хорошая сами по себе. Даже когда ни о ком не заботитесь. Сложно, потому что когда я впервые это говорю – люди не верят. Потому что их учили и воспитывали по другому.
31 год – это не катастрофа, это повод перейти от отношений “в омут с головой” к ответственном и осознанному выбору спутника жизни.  Есть много служб знакомств, в том числе и православных, где Вы можете найти себе спутника жизни.

На Ваш вопрос “как жить”, я отвечаю Вам – жить счастливо. Не бойтесь одиночества, пока Вы панически боитесь этого, Вы будете цепляться за любые отношения, лишь бы не быть одной. Найдите положительные стороны в том, что Вы сейчас одна. И используйте это время с пользой для себя.

***

 

Бросить курить – полная боеготовность!

Виктория спрашивает: Мой близкий друг пыта

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о